SIphotography / Depositphotos.com

По данным ПФР, в 2016 году 6,45 млн человек перевели свои пенсионные накопления из одного фонда в другой досрочно. Общие инвестиционные потери граждан от этих действий оцениваются Ассоциацией НПФ в 40 млрд руб. По предварительным оценкам за 2017 год потери составили еще минимум 55 млрд руб. А по итогам переходной кампании 2018 года потери застрахованных граждан, по некоторым оценкам, могут увеличиться до 70-80 млрд руб. Специалисты связывают эту далеко не радужную ситуацию с тем, что граждане просто не понимают установленные законом принципы перевода пенсионных накоплений. Но не последнюю роль в этом также играют злоупотребления, допускаемые недобросовестными НПФ и их агентами.

Рассмотрим подробнее особенности перехода из одного фонда в другой и существующие методы защиты застрахованными лицами своих интересов при незаконном переводе их накоплений.


В теории

Граждане вправе отказаться от получения накопительной пенсии из ПФР и передать свои накопления в НПФ (ст. 32 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации”). При этом впоследствии застрахованное лицо имеет полное право сменить один фонд на другой. Правда, не чаще, чем раз в год (п. 1 ст. 36.11 Федерального закона от 7 мая 1998 г. № 75-ФЗ “О негосударственных пенсионных фондах”; далее – закон об НПФ). Для этого должна быть соблюдена следующая процедура:

  • гражданин заключает договор об обязательном пенсионном страховании с новым фондом;
  • застрахованное лицо направляет заявление о смене фонда в ПФР;
  • новый фонд уведомляет ПФР о заключенном договоре об обязательном пенсионном страховании;
  • ПФР вносит соответствующие изменения в единый реестр застрахованных лиц;
  • ПФР уведомляет застрахованное лицо, а также новый и прежний фонды о внесении изменений в единый реестр застрахованных лиц (п. 5 ст. 36.4 закона об НПФ).

Заявления о переходе в новый фонд могут быть либо “срочными”, либо “досрочными”. Разница состоит в том, что по “срочному” заявлению переход осуществляется в том году, который следует за годом, в котором истекает пятилетний срок с года подачи такого заявления. Вся сумма пенсионных накоплений и доходы от операций по инвестированию средств пенсионных накоплений гражданина в этом случае сохраняются (п. 1 ст. 36.2-1, п. 2 ст. 36.6-1, п. 4 ст. 36.11 закона об НПФ). В то же время по “досрочному” заявлению переход в новый фонд осуществляется в году, следующем за годом подачи соответствующего заявления. Право на инвестиционный доход при этом не сохраняется (п. 3 ст. 36.6-1 закона об НПФ). То есть переходить из одного пенсионного фонда в другой, сохраняя права на инвестиционный доход, застрахованное лицо может не чаще одного раза в пять лет (п. 3 ст. 36.6-1 закона об НПФ). Это касается как перехода из ПФР в НПФ и обратно, так и смены одного НПФ на другой. Более того, как уточнил на своем сайте ПФР, если от инвестирования средств был получен убыток, то и сумма накоплений уменьшится без права на гарантийное восполнение. Таким образом, досрочный переход имеет два существенных риска – невыплата инвестиционного дохода и отсутствие гарантии на сохранение “номинала” уплаченных взносов. Именно этот риск становится одним из ключевых при досрочном, в том числе незаконном переводе пенсионных накоплений в другой фонд.

Чем отличаются способы управления средствами пенсионных накоплений, предусмотренные новой пенсионной реформой? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Но одно дело, когда застрахованное лицо самостоятельно принимает решение досрочно сменить фонд, и совсем другое, когда перевод пенсионных накоплений происходит незаконно, без ведома гражданина. Так, в ходе организованного в мае прошлого года агентством RAEX круглого стола “Будущее пенсионного рынка” представители профессионального сообщества признали, что злоупотребления при переводе пенсионных накоплений граждан из фонда в фонд действительно есть, и они не единичны. Первый вице-президент СРО НАПФ Сергей Эрлик отметил, что в настоящее время на рынке сформировались две группы фондов, имеющие противоположные цели – одна занимается тем, что пытается удержать существующую клиентскую базу, а вторая активно переводит клиентов к себе в фонды любой ценой. Наиболее распространенная схема – составление подложных договоров о переводе пенсионных накоплений от имени граждан. “Не чистые на руку” агенты и/или фонды при этом используют незаконно полученные персональные данные застрахованных лиц и не гнушаются подделывать их подписи. Пострадавшими нередко становятся добросовестные сознательные граждане. Причем не защищены от этого не только те, кто перевел свои накопления в НПФ, но и те, кто остался в ПФР. Система работает одинаково “слаженно” в обоих случаях. 


Пробел в законодательстве

Несмотря на довольно сложную процедуру смены пенсионного фонда, в законе есть один существенный пробел: помимо договора и заявления, которые, как показывает практика, может сфальсифицировать любой представитель недобросовестного фонда, никакого иного волеизъявления от гражданина не требуется. Более того, ПФР, которому предоставлено право отказывать в удовлетворении заявления о переходе из одного фонда в другой, детальной проверкой подписи застрахованного лица в договоре и заявлении не занимается (п. 3 ст. 36.9, п. 7 ст. 36.11 закона об НПФ). Правда, в минувшем году ПФР обязали проверять подлинность подписи застрахованного лица и устанавливать его личность при рассмотрении заявления о досрочной смене фонда. Но касается это исключительно электронных документов, подаваемых через Единый портал госуслуг. Тем самым классические “бумажные подделки”, как правило, проходят контроль ведомства.

В результате застрахованное лицо узнает о том, что его пенсионные накопления “перешли” в другой фонд только из уведомления ПФР о внесении изменений в единый реестр застрахованных лиц, а также из соответствующего письма НПФ. Однако на данном этапе как-то повлиять на этот процесс гражданин уже не может. И вот в этом кроется ключевой пробел действующего пенсионного законодательства. Кроме того, нет в законе и четкого алгоритма действий, которые следует предпринять застрахованному лицу в подобной ситуации. Защищать свои интересы таким гражданам приходится самостоятельно. А ведь далеко не каждый может похвастаться юридическим образованием или наличием лишних денежных средств на оплату услуг юриста. Так как же действовать гражданину, если пенсионные накопления были без его ведома переведены в другой фонд?


Алгоритм действий при незаконном переводе пенсионных накоплений

В зависимости от того, насколько гражданин готов включиться в порой весьма длительный процесс восстановления нарушенных прав, можно рассмотреть один из следующих вариантов действий.

1

Оставить все как есть. Если застрахованное лицо не желает ввязываться в “выяснение отношений” либо, что тоже случается, не так уж и против, чтобы его пенсионные накопления находились в новом конкретном фонде, он может ничего не предпринимать. Но стоит помнить, что при досрочном переходе право на инвестиционный доход утрачивается.

2

Заключить с прежним фондом новый договор. В этом случае пенсионные накопления будут переведены туда в общем порядке (ст. 36.4, ст. 36.6-1 закона об НПФ). Этот вариант подойдет, если гражданин не готов к длительным разбирательствам, но хотел бы вернуть свои накопления обратно. Инвестиционный доход при этом также не сохранится.

3

Добиваться привлечения виновных лиц к ответственности. В данном случае результатом этого может быть:

  • признание договора недействительным (ст. 166-167, ст. 431.1 Гражданского кодекса). Для этого следует обратиться в суд по месту нахождения ответчика (фонда), приложив к исковому заявлению копии договора, запрошенного у нового страховщика, а также заявления и поручения о переходе в другой фонд, полученные от ПФР (ст. 28, ст. 56 ГПК РФ). Стоит сказать, что некоторые НПФ готовы взять эту задачу на себя, предлагая своим теперь уже бывшим клиентам написать доверенность на совершение процессуальных действий, необходимых для ведения гражданского дела о признании договора об обязательном пенсионном страховании недействительным (как правило, речь идет о коллективных исках). Если гражданин решит передать прежнему фонду такую доверенность, советуем запросить ее копию. Однако следует быть готовыми к тому, что подобный коллективный иск может быть оставлен без рассмотрения;
  • привлечение нарушителей к административной ответственности (п. 10.1 ст. 15.29 КоАП). Штраф в данном случае может составить до 30 тыс. руб. для должностных лиц и до 500 тыс. руб. – для юрлиц. Для этого можно либо обратиться в полицию по месту своего жительства, либо подать жалобу в Банк России (проще всего это сделать через интернет-приемную (http://www.cbr.ru/reception/);
  • привлечение виновных к уголовной ответственности. В этих целях необходимо подать заявление о совершении преступления в полицию по месту своего жительства. Кроме того, с соответствующим заявлением можно обратиться в местную прокуратуру и следственный комитет.

В теории алгоритм действий выглядит логичным и стройным, однако стоит приготовится к тому, что процесс восстановления справедливости займет немало времени.


Теория vs. практика

БЛАНКИ

Исковое заявление о признании недействительной сделки, нарушающей требования закона 

Заявление о совершении преступления (незаконный перевод пенсионных накоплений путем подделки договора об обязательном пенсионном страховании)

Другие бланки и образцы

В распоряжении редакции портала ГАРАНТ.РУ оказались материалы весьма любопытного прецедента, которые как нельзя лучше иллюстрируют уязвимость действующего порядка досрочной смены пенсионного фонда.

История началась в декабре 2015 года, когда А. оформила договор об обязательном пенсионном страховании с НПФ “С”. Однако уже в апреле 2017 она получила уведомление о том, что этот договор был прекращен в связи с заключением нового договора с НПФ “Б”, о существовании которого до того момента А. даже не подозревала. Запросив в новом фонде копию якобы заключенного с ней договора, она получила документ, в котором были указаны в том числе ее паспортные данные и СНИЛС. При этом:

  • местом заключения договора значился регион, который она никогда не посещала;
  • ее подпись была подделана (причем налицо старание третьих лиц повторить оригинальную подпись, образцом которой они, очевидно, располагали);
  • в качестве контактного телефона указан номер, никогда ей не принадлежавший.

А. решила пойти по самому непростому пути и добиться справедливости. Причем задействовала она все указанные выше способы: оформление доверенности представителю НПФ “С” на обращение в суд с требованием о признании договора с НПФ “Б” недействительным; подача жалобы в Банк России; обращение с соответствующим заявлением в правоохранительные органы.

Однако “стройная” в теории система споткнулась о беспощадную практику. На момент подготовки данного материала (апрель 2018 года) какого бы то ни было вразумительного решения ни по одному из своих обращений А. не получила.

1

Договор так и не признан недействительным. В ноябре НПФ “С” направил в Замоскворецкий районный суд г. Москвы коллективный иск к НПФ “Б”, однако иск был возвращен. Как пояснили порталу ГАРАНТ.РУ представители фонда “С”, определение судьи было основано на доводах о разделении коллективного иска на индивидуальные. Но поскольку фонд не осуществляет ведение индивидуальных исков, юристы НПФ “С” рекомендовали А. обратиться в суд самостоятельно. Примечательно, что сразу после подачи НПФ “С” гражданского иска представители службы безопасности фонда “Б” несколько раз звонили А. с предложением отказаться от исковых требований за денежное вознаграждение (наличными без оформления каких-либо документов). На встречное предложение заключить мировое соглашение они ответили отказом. Затем в адрес А. пришло письмо, в котором сотрудники фонда “Б” “угрожали” ей судебными расходами, которые “могут превысить суммы инвестиционного дохода”. Как первое, так и второе “предложение” А. проигнорировала. На данный момент она направила в суд ходатайство об ознакомлении с материалами дела с намерением в дальнейшем обратиться в суд с индивидуальным иском к фонду “Б”.

2

Виновные лица так и не привлечены к административной ответственности. Получив в мае 2017 года обращение А. о допущенном нарушении, регулятор направил в НПФ “Б” и ПФР предписание и запрос на предоставление документов и сведений в отношении изложенных фактов. 15 декабря 2017 года полученные материалы были направлены Банком России в Управление экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по г. Москве. В том случае, если из правоохранительных органов поступят документы, подтверждающие предоставление НПФ “Б” недостоверных сведений в ПФР, а также подложность договора и заявления, Банком России будет рассмотрен вопрос о привлечении фонда к административной ответственности (п. 10.1 ст. 15.29 КоАП). Однако пока никакой информации от правоохранителей ни регулятор, ни А. не получили. Как пояснили А. в ведомстве, сотрудник, который занимался этим запросом, вышел на пенсию, а поиск обращения по входящему и исходящему номерам не дал результатов. В связи с этим А. направила соответствующий запрос на имя руководителя УЭБиПК по г. Москве.

3

Уголовное дело так и не возбуждено. К слову, до сих пор нет и мотивированного отказа в его возбуждении. Направленное в июне прошлого года заявление несколько раз передавалось из одного ведомства в другое, из одного Управления – в другое: из ГУ МВД России по г. Москве – в Управление внутренних дел ЦАО ГУ МВД по г. Москве, из Прокуратуры г. Москвы – в ГУ МВД России по г. Москве и т. д. В августе А. получила письмо, согласно которому ее заявление было приобщено к неизвестному материалу об отказе в возбуждении уголовного дела. Ни соответствующего постановления, ни иной информации о рассмотрении правоохранительными органами ее заявления до этого она не получала. В связи с чем А. снова обратилась в Прокуратуру г. Москвы с заявлением о ненадлежащем проведении проверки сотрудниками полиции, и в результате решение об отказе в возбуждении уголовного дела (постановление о котором она так и не видела) было отменено. Самое интересное началось потом. 21 декабря 2017 года Отдел МВД России по Басманному району г. Москвы направил А. копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 1 июля 2017 года. При этом составивший постановление участковый уполномоченный отдела прямо отметил, что установить обстоятельства заключения договора с фондом “Б” “не представилось возможным, так как договор заключался на территории республики Татарстан”. Более того, А, добавил участковый, “по неустановленной причине не смогла предоставить копии платежных документов указывающих на перевод денежных средств на счета фонда”. Никакой иной мотивировки, позволившей отказать в возбуждении уголовного дела, в документе не содержится. Указанное постановление А. также обжаловала. На текущий момент (апрель) результаты рассмотрения жалобы неизвестны.

Портал ГАРАНТ.РУ обратился в правоохранительные органы с вопросом о том, как часто к ним обращаются граждане в связи с незаконным переводом их пенсионных накоплений и есть ли прецеденты возбуждения уголовных дел по таким обращениям. В пресс-службе ГУ МВД России по г. Москве нам пояснили, что информацией по данному вопросу не располагают, поскольку она находится в ведении Следственного комитета РФ, однако в комитете от комментариев воздержались. Не стали комментировать ситуацию и представители Прокуратуры ЦАО г. Москвы.

Приведенный пример демонстрирует неутешительный результат: защитить свои интересы самостоятельно у рядового гражданина не так много шансов. Предусмотренные законом методы на практике почти не работают, а терпения и сил переломить ситуацию хватит не у многих, тем более, что помощь квалифицированного юриста, как было отмечено выше, также далеко не всем по карману. Наиболее результативным можно назвать способ признания договора недействительным через суд. Но с учетом опыта А. обращаться в суд следует самостоятельно, не прибегая к содействию прежнего НПФ.

Вместе с тем основной проблемой все же остается тот факт, что большинство застрахованных лиц даже не знают о том, что их накопления были переведены, а инвестиционных доход утрачен. Напомним, что уточнить состояние своих пенсионных накоплений можно на портале госуслуг.


***

Устранить существующий пробел и защитить интересы застрахованных лиц призван законопроект1, предусматривающий создание административной платформы Банка России, которая должна обеспечить информирование участников данных правоотношений о вновь заключенных договорах об обязательном пенсионном страховании, а также повысить эффективность контроля над деятельностью НПФ. С помощью этой платформы предлагается, в частности, обязать фонды уведомлять ПФР, Банк России и текущий НПФ застрахованного лица о заключенном договоре. Помимо этого, документ предлагает ввести “период охлаждения”, в течение которого гражданин сможет прекратить новый договор до его вступления в силу.

Вместе с тем некоторые эксперты относятся к данной инициативе осторожно. Так, президент Ассоциации НПФ Сергей Беляков уверен, что представленный законопроект сложившуюся проблему решит только в том случае, если будет налажена система информирования застрахованных лиц. “У нас нет общения с клиентом. После информирования текущим страховщиком застрахованного лица о том, сколько он потеряет при переходе, клиент должен решить, хочет ли он действительно переходить в другой фонд. Клиент часто даже не знает, что он сделал какое-то волеизъявление. Это проблема агентов и недобросовестного поведения фондов”, – пояснил он. В связи с этим эксперты настаивают на необходимости детально регламентировать порядок уведомления застрахованного лица о последствиях перехода в другой НПФ и получения от него соответствующего подтверждения.

Редакция портала ГАРАНТ.РУ обратилась за комментариями к ведущим НПФ: АО “НПФ Сбербанка”, ОАО “НПФ “ЛУКОЙЛ-ГАРАНТ”, АО “НПФ ВТБ”, АО “НПФ РГС” и АО НПФ “САФМАР”, однако ни в одном из фондов оказались не готовы дать оценку сложившейся на рынке ситуации. Тем не менее представитель одного из НПФ в неофициальной беседе рассказал редакции о том, что в настоящий момент фонды совместно с Банком России обсуждают необходимость повышения контроля над агентами в целях предотвращения нарушений с их стороны и недопущения финансовых потерь граждан. Одной из возможных мер может стать централизованное снижение размера комиссионного вознаграждения.

Тем временем рассмотрение обращений А. компетентными органами продолжается. Мы будем внимательно следить за развитием этого дела.

______________________________

1 С текстом законопроекта № 1060080-6 “О внесении изменений в Федеральный закон “О негосударственных пенсионных фондах” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.