Ollyy / Shutterstock.com

25 января отмечается День российского студенчества. В честь этого праздника практикующие юристы и адвокаты поделились с ГАРАНТ.РУ своими мнениями относительно текущего состояния юридического образования в России, а также перспектив выпускников, его получивших.

В юридическом образовании пытаются ужиться две противоположности – консерватизм и современность. Консервативный подход, по крайней мере, в теории права, в целом закономерен – у классического юридического образования богатая история. Так, римское право изучали в Болонском университете еще в XII веке, а, к примеру, юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова был основан в 1755 году и стал одним из первых в Московском университете.

Но с другой стороны, право регулирует общественные отношения, которые постоянно меняются, а значит, оно вынуждено не отставать от современных тенденций и технологий. Это ему, впрочем, не всегда удается, как считают некоторые эксперты.

Именно по этой причине, надо полагать, мнения опрошенных юристов разделились – практически ни по одному вопросу, касающемуся образования, нет однозначной и четкой позиции. Хотя в этом можно найти и положительную сторону – абитуриенты, студенты и те, кто интересуется юридическим образованием, могут ознакомиться с несколькими мнениями и выработать собственное.


Проблемы юридического образования

В течение какого срока после даты завершения государственной итоговой аттестации выпускнику вуза выдается диплом вместе с приложением к нему? Ответ – в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно! 
Получить доступ

Эксперты назвали целый ряд проблем, с которыми могут столкнуться студенты-юристы в вузах – к ним стоит быть заранее готовыми. Отмечается падение качества юридического образования, по сравнению в том числе с тем, каким оно было в СССР, снижение уровня преподавания, оторванность от современных реалий и технологий. При этом, отмечают практики, выпускники многих коммерческих учебных заведений покидают их с “корочками диплома”, но без необходимых знаний. Предположительно, цель таких вузов – только получение от студентов платы за обучение.

Однако и крупные государственные вузы неидеальны. В них, в частности, можно обнаружить существенный недостаток практики.

Теория vs. практика

Владимир Постанюк

Эксперты признают, что практики в юридических вузах недостаточно, но однозначного решения данной проблемы, как представляется, нет. В первую очередь из-за того, что перейти сразу к практике, не имея фундаментальных теоретических знаний, не получится. “Никакой практической подготовкой невозможно восполнить даже малейший теоретический пробел в знаниях”, – отметил адвокат Владимир Постанюк.

В то же время, по словам коуча и тренера для юристов Юрия Зачека, упор на практику позволил бы облегчить жизнь молодым юристам и работодателям, поскольку как раз с развитием юридической науки сегодня дела обстоят намного лучше. Адвокат АБ “Матюшенко и партнеры” Дмитрий Егоров в связи с этим даже считает, что дисциплины по фундаментальным наукам – теория государства и права, философия, история государства и права должны быть сокращены в пользу как можно большего количества практических занятий, посещений судебных процессов, общения с практикующими юристами.

Виталий Субботин

Не исключено, что это решило бы некоторые проблемы начинающих специалистов. Юристам, по словам руководителя направления “Право” Русской Школы Управления Виталия Субботина, сегодня не хватает практики составления документов, навыков ведения переговоров, медиации и выступления в судебном заседании, практических знаний по сбору и применению доказательств, управленческих навыков.

Правда, когда речь заходит о прохождении практики в рамках образовательного процесса, выявляется другая проблема. “А какова эта практика и какие требования выставлены для ее прохождения?”, – поставил вопрос адвокат АБ “Матюшенко и партнеры” Сергей Романовский. Сегодня требования в данной области, по его словам, минимальны, ведь достаточно печати организации в дневнике прохождения практики, а это может быть печать любого юрлица или ИП, где якобы есть юридический отдел. И такой способ прохождения практики студенты используют часто. В связи с этим важно, считают эксперты, чтобы юридический факультет взаимодействовал с действующими юридическими компаниями, адвокатскими образованиями и госорганами, где студент действительно сможет получить практические навыки, а возможно и рассчитывать на дальнейшее трудоустройство.

В то же время отмечается, что формирование сознания юриста только на практических примерах также чревато проблемами. “Юрист, сформировавшийся исключительно или преимущественно на практике, превращается в робота, способного совершать определенные действия по заученным шаблонам”, – заявил адвокат АБ “Матюшенко и партнеры” Евгений Семьянов. Он добавил, что исключительно практико-ориентированный подход в обучении юристов приводит к утрате уважения к юридическому сообществу со стороны общества и государства.

Баланс учебных дисциплин и методы обучения

Олег Головчанский

Хороший юрист должен обладать глубокими знаниями и фундаментальных, и прикладных дисциплин – с этим согласно большинство профессионалов. “Как показывает практика, современный юридический рынок требует от молодого специалиста глубокого погружения в отдельные, специфические отрасли права и актуальные тенденции. Таким образом, не будет преувеличением сказать, что на настоящий момент “прикладные” дисциплины становятся не менее важны, чем фундаментальные”, – отметил ведущий юрист “Пепеляев Групп” Олег Головчанский.

Однако эксперты не рекомендуют студентам чрезмерно увлекаться слишком узкими направлениями практики. По словам Дмитрия Егорова, большой перекос в область конкретных, слишком узких специальностей при обучении может сыграть со студентами “злую шутку”, если после окончания вуза выбранные направления окажутся невостребованными.

При этом учебные дисциплины, как обращают внимание юристы, не должны быть слишком оторваны от практики. “Нужна некая матрица для студентов, которая покажет, как та или иная учебная дисциплина применяется на практике, для чего она нужна юристу, клиентам, обществу. К примеру, где конкретно применяется налоговое право (юридические и аудиторские фирмы, налоговые отделы компаний, налоговые органы и т. д.)”, – предположил Юрий Зачек.

К слову о теории, нередко в юридических вузах студентам дают представление о неких правовых идеалах, рассказывают, “как должно быть”, в то время как на практике дела обстоят иначе. Эксперты отнеслись к этому явлению по-разному. “Такой подход является в корне неверным”, – считает Дмитрий Егоров. По его словам, получается, что студенты сдают зачеты и экзамены по теоретическим дисциплинам, а на первой работе их просят “забыть все, чему учили в университете”. В итоге, указал эксперт, выпускники на протяжении нескольких лет являются по сути лишь стажерами и помощниками юристов. Владимир Постанюк и Виталий Субботин, напротив, сочли такой подход правильным. Знание о том, “как должно быть”, по их мнению, заложит представление о том, к чему нужно стремиться – юрист должен применять именно то, что прописано в законе. И в то же время, признали эксперты, без изучения реального положения вещей такие знания окажутся оторванными от действительности.

Юрий Зачек

Поэтому, как отметил Юрий Зачек, уже начиная со 2-3 курса студентов должны готовить к тому, что система правосудия и правоохранительная система в современной России далеки от идеала. Чтобы реализовать такую идею, пояснил эксперт, нужно приглашать практикующих юристов и не пытаться “причесывать” реальность. “Ситуация, когда выпускники выходят с искаженным пониманием того, как работает право на практике, приводит к стрессу и дальнейшей ломке личности при столкновении с реальностью”, – добавил он. Эксперт также выступил за введение обязательной психофизической подготовки будущих юристов для того, чтобы учить их работать с негативом, под давлением, в жестких временных рамках и в стрессовых ситуациях.

Опрошенные ГАРАНТ.РУ юристы также не пришли к единому мнению относительно того, насколько применимы новые форматы обучения к юридическому образованию. Например, такие, как case study (метод кейсов) или дистанционное взаимодействие преподавателей и студентов. “Личный контакт профессора и студента не может быть заменен ничем, этот метод апробирован веками”, – высказал мнение Владимир Постанюк. А Юрий Зачек и Дмитрий Егоров считают, что вузам, наоборот, следует не только экспериментировать с новыми форматами, но и активно внедрять их. “Все ведущие мировые вузы уже оцифровали свои программы, и их образование и дипломы уже можно получить, не отходя от экрана собственного компьютера. Границ больше не существует”, – отметил первый. “Метод кейсов является весьма прогрессивной и интересной формой обучения, которая может совмещать в себе полученные теоретические знания с импровизированной практической ситуацией, тем самым постепенно готовить студентов к самостоятельному анализу юридических ситуаций и ведению практических дел”, – добавил второй.

Сергей Романовский при этом обратил внимание на возможные риски новых форматов образования. Дистанционное обучение, по его мнению, стали выбирать студенты, проходящие обучение “для галочки” либо “потому что мама заставила”. Поэтому, полагает адвокат, необходим тщательный контроль при сдаче зачетов и экзаменов по такой форме обучения.

В целом восприятие новых тенденций обучения и современных технологий, как представляется, зависит от конкретного вуза. “Существуют вузы, которые “идут в ногу со временем”, а есть и такие, которые считают, что консервативное образование, как вино, со временем становится лишь более востребованным”, – резюмировал Дмитрий Егоров.

Профессорско-преподавательский состав и учебная литература

По наблюдениям одних юристов, в вузах слишком много теоретиков, в том числе не способных качественно преподавать прикладные дисциплины, другие считают, что хороших теоретиков, наоборот, мало. В данном вопросе важен, скорее, разумный баланс, то есть профессорско-преподавательский состав вузов, как отметил Евгений Семьянов, должен быть разным. Причем практиков, по его мнению, не стоит допускать к чтению теоретических дисциплин, а вот практико-ориентированные дисциплины могут читать теоретики и практики совместно. Следует учесть, добавил Дмитрий Егоров, что знания привлекаемых к работе вузов практиков безусловно не должны быть поверхностными и полностью приобретенными за счет практических навыков.

“Что касается возрастного состава вузов, он должен обновляться. Это естественно. Однако для роста конкуренции в этой сфере необходимо создать материально-технические условия для повышения привлекательности преподавательской работы, повышения ее престижа в общественном сознании”, – указал на еще одну проблему Семьянов.

Важным вопросом образования является не только “у кого учиться”, но и “по чему учиться”. Современная юридическая литература, по словам некоторых экспертов, не отличается высоким качеством – “давно неэффективна” и даже “не выдерживает никакой критики”. Основная проблема заключается в том, что учебники, основанные на законодательстве, быстро устаревают, что приводит к частым переизданиям и потере качества. “Переиздают каждые 2-3 года почти все учебники, практически не меняя их содержания”, – поделился Евгений Семьянов, пояснив, что издание учебной литературы стало еще одним источником получения дохода.

Это, впрочем, касается не всей литературы. Дмитрий Егоров высказал мнение, что на достаточно высоком уровне находится специализированная литература, написанная опытными юристами в своей области. В то же время, по словам Виталия Субботина, нужно искать новые инструменты преподнесения юридической информации – к ним он отнес информационно-правовые системы.

Что интересно, эксперты не исключают – на качество юридического образования в будущем может повлиять введение адвокатской монополии. Так, Олег Головчанский предположил, что появление требования об обязательном наличии статуса адвоката для допуска к профессии может привести к качественному скачку в сфере юридического образования. С ним согласился Дмитрий Егоров, но при этом не исключил, что юридические вузы могут использовать заявление о перспективах адвокатского статуса в целях рекламы, причем не всегда правдивой. Он также допустил, что повысятся возможности коррупционной составляющей при обучении.


Портрет идеального выпускника юрфака

Студенту-юристу, скорее всего, придется столкнуться с перечисленными проблемами российского образования. И в этих условиях ему предстоит также решить сверх-задачу – стать молодым востребованным специалистом при высокой конкуренции. Эксперты констатируют, что выпускников юридических вузов очень много, но при этом не считают необходимым вводить ограничения, чтобы образование в данной сфере стало “элитарным”.

Совсем наоборот, юристы отметили, что такое нововведение ограничило бы конкуренцию. Они напомнили о недостатках монополизации той или иной сферы: качество падает, а цены растут. Но вместе с тем, считают практики, необходимо повышать уровень юридического образования. А это формирует повышенные требования к студентам.

Кто нужен на рынке юридических услуг?

Дмитрий Ястребов

“Как показывает практика последних лет, работодателей можно условно разделить на два основных типа: первый тип – интересует “юрист-многостаночник”, в принципе готовый “закрывать” все возможные правовые вопросы, второй тип – интересует юрист-отраслевик, способный “решить” сложные задачи в конкретной области”, – рассказал о ситуации на рынке главный научный консультант компании “Юридическая служба столицы”, к. ю. н. Дмитрий Ястребов. На собеседованиях работодателей, по словам эксперта, теперь интересует, не какое учебное заведение закончил соискатель, а какие задачи он способен успешно решать и какой метод он при этом выберет.

Нетрудно заключить, что выпускнику юрфака, желающему успешно начать карьеру, не хватит лишь теоретических знаний. Восполнить пробелы и получить представление о практике Дмитрий Ястребов рекомендует посредством:

  • изучения актуальной судебной практики;
  • посещения мастер-классов, конференций, научно-практических семинаров, причем не только в “родном” вузе;
  • мониторинга правовых новостей;
  • посещения профессиональных соцсетей и форумов и т. п.

Крайне важным эксперты считают изучение иностранных языков. “Сегодня знание иностранного языка, как минимум одного, предполагается. Для образованного молодого человека это должно быть нормой, для юриста особенно”, – констатировал Владимир Постанюк. В идеале, обеспечить такое знание – задача вуза. В частности, Виталий Субботин отметил, что студентам нужно преподавать не только разговорный, но и юридический английский или даже англо-американское право на английском языке. Но если такие знания не были получены в университете, очевидно, студентам придется компенсировать этот недостаток своими силами.

Максим Крупышев

Эксперты также считают, что выпускники юрфаков должны иметь представление о ведении бизнеса, причем с использованием современных инструментов. “Стоит осваивать такие навыки, как умение развивать бизнес и привлекать клиентов, ориентироваться в новейших информационных технологиях и законодательных инструментах – в частности, big data и онлайн-правосудие”, – перечислил владелец фирмы “Юристы России” Максим Крупышев. Он также рассказал, что наиболее актуальными сейчас являются такие направления практики, как корпоративное, международное право, защита прав интеллектуальной собственности, разрешение налоговых споров, реструктуризация долгов и практика банкротства.

Алексей Головченко

К “джентльменскому набору” в виде знаний о работе бизнеса и профессиональному владению английским языком Олег Головчанский добавил навыки в сфере программирования. По его наблюдениям, в последние годы они также требуются юристам.

Юристам также, по мнению Юрия Зачека, необходимо знание о том, как обращаться с личными финансами. “Иначе возникает ситуация, когда юристы попадают в финансовую ловушку или так называемые “золотые наручники”: работа уже не в радость, но уйти с нее не можешь, потому что ты привык к высокой зарплате, у тебя масса невыплаченных кредитов, платиновые кредитные карты, ипотеки, и т. д.”, – отметил он.

Пригодится будущим практикам, по мнению управляющего партнера юридической компании “ЭНСО” Алексея Головченко, также и владение ораторским искусством. Нелишними будут дополнительные знания в сферах психологии и межличностных коммуникаций. Легко догадаться, что такой массив знаний вряд ли обеспечит даже самый лучший юридический вуз, а значит, конкурентным преимуществом выпускника должна стать активная самостоятельная работа над собой.

“Я, робот”, или К чему готовиться студенту, живущему в мире технологий?

Виктор Садовничий

Активно обсуждаемый сегодня тезис – “юристов заменят роботы”. Его, разумеется, не стоит воспринимать буквально. “Никогда, мне кажется, [разрабатывая технологии. – Ред.] мы не достигнем того уровня, которым обладает человек, его мозг”, – дал комментарий порталу ГАРАНТ.РУ ректор МГУ имени М.В. Ломоносова Виктор Садовничий. То есть в данном контексте речь идет не о каком-либо фантастическом сюжете, а о современных технологиях, которые способны выполнять рутинную работу, не требующую активного участия человека. Помощь “юриста-робота”, как считает Дмитрий Егоров, действительно возможна по простым, однотипным юридическим делам: бракоразводный процесс при обоюдном согласии, взыскание долга по расписке, долгов со стороны банков и т. д.

То есть на сегодняшний день действительно беспокоиться за свое будущее стоит только тем выпускникам, которые рассчитывают составлять однотипные договоры или заполнять шаблоны исковых заявлений, меняя лишь фамилии клиентов. Виктор Садовничий обратил внимание, что за счет роботизации может измениться ситуация на рынке занятости, и это должны уловить университеты. Тем же, кто собирается стать профессионалом, готовым в том числе подходить к работе творчески, технологии должны только помогать.

Однако качества, которые действительно требуются в новых условиях от юристов, и с этим согласны многие из опрошенных профессионалов, – это гибкость и острый ум. Юрий Зачек обратил внимание, что сегодня нужно постоянно учиться, развиваться и перепрофилироваться, а также следить за новыми технологиями. Данный тезис касается, кстати, не только молодых специалистов, но и опытных. “Нам придется соответствовать, хотим мы этого или нет. Так что, пристегните ремни и держитесь крепко: будет трясти!”, – призвал Зачек. По его представлениям, в будущем основными навыками юриста станут продажи, общение, коммуникации и презентации. “Юристы будут работать в максимально гибкой среде, в большей степени в виде фрилансеров, подключающихся то к одному, то к другому проекту или к той или иной фирме. У всех будут свои персональные рейтинги, и клиенты смогут сами выбирать, с кем им работать на основании отзывов”, – предположил он.

Если попробовать спрогнозировать будущее и дальше, можно сказать, что юридическая профессия все же претерпит изменения, несмотря на сопутствующий консерватизм. Виталий Субботин не исключил, что скоро появится много новых специализаций юристов (например, связанных с отношениями в сфере Интернета вещей) и, если это понять сейчас, то возможно, есть шанс занять пока пустующую, но высокодоходную нишу юридической практики.

Не исключено, что за практикой подтянется и образование. Дмитрий Егоров уверен, что уже в краткосрочной перспективе в нашей стране появятся вузы, которые станут обучать студентов-юристов новым IT-технологиям, в том числе робототехнике.

***

Учитывая все вышеизложенное, кратко ответить на вопрос, к чему готовиться студенту-юристу, не получится. Но очевидно, будущим профессионалам нужно готовиться далеко не только к зачетам и экзаменам, но еще и к конкурентной борьбе, к меняющимся реалиям и к внедрению новых технологий.