AntonioBanderAS / Depositphotos.com

Неэффективность доверительного управления наследственным имуществом, растрата так называемого лежачего наследства, признание нотариально удостоверенного завещания недействительным с связи с пороком воли наследодателя при его составлении – лишь малая часть проблем, с которыми сталкиваются участники наследственных правоотношений в настоящее время. Возможность их решения заложена в новых нормах, внесенных в положения Гражданского кодекса о наследственном праве, двумя законами:

  • Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 259-ФЗ “О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон № 59-ФЗ), вступившим в силу с 1 сентября текущего года;
  • Федеральным законом от 19 июля 2018 г. № 217-ФЗ “О внесении изменений в статью 256 части первой и часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон № 217-ФЗ), который вступит в силу с 1 июня следующего года.

Рассмотрим наиболее важные положения этих актов, чтобы понять, какие новые механизмы распоряжения наследством ими предлагаются и в чем преимущество этих новшеств.

Управление наследственным имуществом

Охрана и управление наследственным имуществом согласно положениям ГК РФ осуществляется исполнителем завещания и нотариусом (п. 1 ст. 1171 ГК РФ). Причем если имущество наследуется по завещанию, исполнитель которого назначен, соответствующие полномочия нотариуса вторичны – он принимает меры по охране наследства и управлению им по согласованию с душеприказчиком. Более того, начиная с 1 сентября в таких случаях не учреждается доверительное управление – доверительным управляющим наследственного имущества считается душеприказчик (п. 2 ст. 1173 ГК РФ). Предыдущая редакция указанной статьи определяла его как учредителя доверительного управления, и было непросто определить на практике, как соотносятся полномочия по управлению имуществом исполнителя завещания, доверительного управляющего и назначившего его нотариуса. Теперь в кодексе прямо установлено, что душеприказчик осуществляет от своего имени в интересах наследников все необходимые юридические и иные действия в целях охраны наследства и управления им (подп. 2 п. 2 ст. 1135 ГК РФ). Однако завещатель может конкретизировать или определенным образом ограничить это право, указав в завещании действия, которые душеприказчик обязан совершать (например, голосовать на собраниях высших органов управления организации указанным в завещании образом), или, напротив, от совершения которых душеприказчик обязан воздержаться (п. 2.1 ст. 1135 ГК РФ).

При этом исполнитель завещания не лишен возможности передавать осуществление доверительного управления третьим лицам (п. 4 ст. 1135 ГК РФ). Как отметила заместитель руководителя Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, профессор, д. ю. н. Лидия Михеева в ходе одного из онлайн-семинаров, проводимых компанией “Гарант”, поручать совершение действий, необходимых для управления наследственным имуществом, другому лицу душеприказчик сможет только в том случае, когда не имеет возможности выполнить их лично (в этом случае применяются положения п. 2 ст. 1021 ГК РФ о передаче доверительного управления имуществом). По мнению эксперта, завещателю следует заранее оценить возможности назначаемого душеприказчика и обдумать вариант с назначением исполнителем завещания юридического лица в случае, когда управление имуществом предполагает совершение множества действий в разных местах. Возможность назначать душеприказчиком не только гражданина, но и юридическое лицо – еще одно нововведение, внесенное в ГК РФ Законом № 259-ФЗ (п. 1 ст. 1134 ГК РФ). Важно, что завещатель в любое время сможет заменить исполнителя завещания или отменить его назначение в принципе, а лицо, согласившееся быть душеприказчиком, – отозвать свое согласие (как до, так и после открытия наследства). В предыдущей редакции кодекса такое “право на отказ” прямо прописано не было.

Изменились также условия освобождения исполнителя завещания от обязанностей по инициативе наследников. Если раньше основанием для этого служило наличие обстоятельств, препятствующих исполнению душеприказчиком его обязанностей, то теперь можно отстранить только недобросовестного душеприказчика – при ненадлежащем исполнении им своих обязанностей или наличии угрозы нарушения законных интересов наследников действиями или бездействием душеприказчика (п. 2 ст. 1134 ГК РФ). Напомним, освобождение исполнителя завещания от обязанностей по требованию наследников происходит в судебном порядке.

С массивом судебных решений по делам о спорах, возникающих при наследовании имущества, можно ознакомиться в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Таким образом, в условиях определенности правового статуса душеприказчика и наделения его всеми возможными полномочиями по управлению наследственным имуществом практика составления завещаний с указанием в них исполнителей может расшириться. На сегодняшний же день назначение душеприказчика является, скорее, исключением из общего правила. По словам Лидии Михеевой, анализ судебной практики по делам, связанным с наследованием, показывает, что в большинстве случаев завещаний нет вообще, в то время как число судебных актов, в которых упоминается доверительный управляющий наследственным имуществом, растет, поскольку доверительное управление наследством становится необходимым даже тогда, когда наследуются незначительные активы.

В связи с этим крайне важным представляется предусмотренное обновленной ст. 1173 ГК РФ более детальное регулирование отношений, которые возникают при учреждении доверительного управления наследственным имуществом. Во-первых, определены цели доверительного управления – закреплено, что оно осуществляется для сохранения имущества и увеличения его стоимости (п. 3 ст. 1173 ГК РФ). И, хотя ответственность за снижение стоимости наследственного имущества в результате доверительного управления не установлена, наследники в таком случае однозначно попытаются взыскать с доверительного управляющего соответствующие суммы, и ему придется доказывать, что он действовал разумно и добросовестно в пределах предоставленных ему договором полномочий, уверена Лидия Михеева. А риск снижения стоимости наследства вполне реален, так как никаких специальных требований к кандидатуре доверительного управляющего наследственным имуществом закон не устанавливает, и им может быть обычный гражданин (п. 6 ст. 1173, п. 1 ст. 1015 ГК РФ). Кстати, ряд экспертов считает допуск к управлению имуществом непрофессионалов неоправданной мерой. Как отметил представитель ЗАО УК “Виктори Эссет Менеджмент” Алексей Попов в ходе организованной ИД “Коммерсантъ” конференции “Семейное и наследственное право: сложные вопросы”, доверительное управление наследством предполагает осуществление корпоративных прав, а значит, было бы логично предъявлять к управляющим требования, аналогичные тем, которым должны соответствовать, например, арбитражные управляющие, осуществляющие корпоративный контроль в рамках дел о банкротстве.

В случае, когда доверительным управляющим назначается один из предполагаемых наследников, необходимо получить согласие на его назначение остальных выявленных к этому моменту наследников. При наличии возражений с их стороны указанное лицо может стать доверительным управляющим на основании судебного решения (п. 6 ст. 1773 ГК РФ).

Важное значение, по мнению экспертов, имеет закрепление в кодексе правила, согласно которому по договорам доверительного управления наследственным имуществом не назначаются выгодоприобретатели (п. 3 ст. 1773 ГК РФ). Ранее в ряде методических рекомендаций для системы нотариата содержалось указание о необходимости их назначения при заключении договора доверительного управления (по факту – определения наследников), что предполагало обязанность доверительного управляющего осуществлять в пользу этих лиц определенные выплаты, например. Теперь же никакие подобные выплаты невозможны, за исключением случаев, когда завещанием предусмотрено совершение завещательного отказа, предполагающего исполнение в период осуществления действий по охране наследственного имущества и управлению им определенной обязанности имущественного характера в пользу конкретного лица, например – осуществление выплат на содержание ребенка наследодателя. В такой ситуации выгодоприобретателем назначается данный отказополучатель.

Функции контроля за осуществлением доверительного управления возложены на учредившего его нотариуса, причем контролировать исполнение управляющим своих обязанностей он должен не реже чем один раз в два месяца (п. 5 ст. 1173 ГК РФ). При выявлении нарушений нотариус может расторгнуть договор доверительного управления, потребовать отчет и назначить нового доверительного управляющего. Эксперты отмечают, что осуществление такого контроля предполагает, в частности, анализ финансовой отчетности, поэтому нотариус должен либо сам обладать знаниями в области финансового учета, либо ему придется привлекать соответствующих специалистов, и это, надо полагать, должно стать основанием для пересмотра стоимости соответствующих нотариальных услуг.

Нельзя не обратить внимание на особенности доверительного управления в случае назначения не одного, а нескольких управляющих (что оправданно при значительном объеме имущества либо когда активы находятся в разных местах, особенно – в разных странах). Каждый из них обладает полномочиями по управлению наследственным имуществом, если в в договоре или завещании не указано, что эти полномочия осуществляются доверительными управляющими совместно (п. 7 ст. 1173 ГК РФ). Причем условие о совместном управлении может быть предусмотрено и в тех случаях, когда четко установлено, какой частью имущества управляет конкретный управляющий, – например, в виде запрета на отчуждение этого имущества без согласования с другими доверительными управляющими, подчеркнула Лидия Михеева. Можно прогнозировать, что контролировать нескольких управляющих нотариусу будет еще сложнее, тем более что при наличии между ними разногласий по поводу их прав и обязанностей он обязан расторгнуть договор доверительного управления и назначить одного или нескольких новых доверительных управляющих. При этом не стоит забывать о том, что эффективность доверительного управления во многом зависит от того, насколько грамотно составлен договор, ведь им определяются все полномочия доверительных управляющих, за исключением случаев, когда имеется завещание, содержащее конкретные распоряжения по вопросам управления наследством.

Нотариус перестает считаться учредителем доверительного управления с момента выдачи хотя бы одному из наследников свидетельства о праве на наследство, в котором указано имущество, являющееся предметом доверительного управления, или все имущество наследодателя (п. 8 ст. 1173 ГК РФ). Такой наследник получает права и обязанности учредителя доверительного управления и вправе прекратить его, потребовать передачи соответствующего имущества и предоставления отчета о доверительном управлении. Если требование о передаче имущества не предъявлено, договор доверительного управления автоматически пролонгируется на пять лет (максимальный срок, на который такой договор может быть заключен), и процедура прекращения доверительного управления в этом случае будет более сложной (в соответствии со ст. 1024 ГК РФ). В ситуации же, когда пятилетнего срока будет недостаточно для вступления наследников во владение наследством, что, по оценке экспертов, все же маловероятно, необходимо будет заключать новый договор доверительного управления, поскольку с 1 сентября срок осуществления нотариусом мер по охране наследства и управлению им не ограничивается (согласно предыдущей редакции п. 4 ст. 1171 ГК РФ максимальный срок осуществления этой обязанности составлял девять месяцев).

Заключенные же до 1 сентября договоры доверительного управления продолжают действовать и не требуют переоформления, поскольку новая редакция ст. 1173 ГК РФ распространяется только на наследственные дела, открытые после этой даты (п. 3 ст. 4 Закона № 259-ФЗ).

Наследственные фонды

Еще одно крайне важное новшество, введенное в ГК РФ Законом № 259-ФЗ, – возможность указывать в завещании в качестве наследника наследственный фонд. Главное отличие такого фонда от иных юридических лиц, которые могут призываться к наследованию по завещанию, заключается в том, что он не существует на момент открытия наследства, а учреждается после смерти завещателя именно с целью управления имуществом последнего, полученным в порядке наследования (ст. 123.20-1 ГК РФ).

Стоит отметить, что процедура составления и нотариального удостоверения завещания, предполагающего создание наследственного фонда, имеет ряд особенностей. Во-первых, такое завещание представляет собой сложный составной документ, включающий решение завещателя об учреждении наследственного фонда, устав фонда и условия управления фондом, и должно быть составлено в трех экземплярах, два из которых хранятся у нотариуса, который его удостоверил (п. 5 ст. 1124 ГК РФ). Во-вторых, при регистрации факта удостоверения завещания в реестре нотариальных действий единой системы нотариата, предполагающей обязательное присоединение электронного образа нотариально оформленного документа (п. 35 Порядка ведения реестров единой информационной системы нотариата), электронные образы текста завещания, решения об учреждении фонда, устава фонда и условий управления фондом должны присоединяться отдельными файлами (письмо Федеральной нотариальной палаты от 29 августа 2018 г. № 4299/03-16-3). Это, как отмечает член правления ФНП Александра Игнатенко, позволит при оформлении прав наследственного фонда сохранить нотариальную тайну в отношении иных содержащихся в завещании распоряжений, в частности – при подаче заявления о регистрации наследственного фонда. Поэтому, хотя кодексом и предусмотрена необходимость приложения к этому заявлению только электронных образов решения об учреждении наследственного фонда и его устава (п. 2 ст. 123.20-1, п. 5 ст. 1124 ГК РФ), ФНП уточняет: электронные образы самого завещания и условий управления фондом в уполномоченный орган – территориальный орган Минюста России – не направляются.

Обязанность подать заявление о регистрации наследственного фонда в течение трех дней со дня открытия наследственного дела после смерти завещателя возложена на нотариуса, ведущего это дело. Причем до направления заявления он должен предложить лицам, указанным в решении об учреждении наследственного фонда в качестве единоличного исполнительного органа и членов коллегиальных органов фонда, занять соответствующие позиции и получить их согласие на вхождение в состав органов фонда (п. 3 ст. 123.20-2 ГК РФ). Представители системы нотариата опасаются, что выполнить это требование в установленный трехдневный срок будет проблематично, и рекомендуют определять способы связи с такими лицами при удостоверении завещания, в том числе путем включения контактных данных таких лиц (адрес, электронная почта, телефон) в решение о создании фонда, устав или условия управления. Это позволит нотариусу, зафиксировавшему информацию о том, каким способом он направил соответствующее предложение, доказать надлежащее исполнение своей обязанности в случае обжалования его действий по созданию наследственного фонда, отметила Александра Игнатенко. Стоит иметь в виду, что при неисполнении нотариусом соответствующей обязанности кодекс позволяет создавать фонд на основании судебного решения по требованию душеприказчика или выгодоприобретателя (п. 2 ст. 123.20-1 ГК РФ).

При отказе лиц, указанных в решении об учреждении наследственного фонда, войти в состав его органов нотариус не сможет направить заявление о его создании в регистрирующий орган, а также исполнить обязанность по передаче одного из двух экземпляров завещания, которые хранятся у нотариуса, удостоверившего его, лицу, выполняющему функции единоличного исполнительного органа фонда (п. 5 ст. 1124 ГК РФ, ч. 6 ст. 63.2 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I; далее – Основы законодательства о нотариате). Однако если в течение года с момента открытия наследства возможность сформировать органы фонда все-таки появится, его можно будет зарегистрировать (абз. 4 п. 2 ст. 123.20-1 ГК РФ, ч. 4 ст. 63.2 Основ законодательства о нотариате). Поэтому для того, чтобы гарантировать создание наследственного фонда, эксперты советуют прописывать в решении об учреждении фонда запасные варианты состава его органов на случай отказа указанных в нем лиц от исполнения обязанностей единоличного исполнительного органа или членов коллегиальных органов фонда, смерти этих лиц или отсутствия возможности связаться с ними. Кроме того, несмотря на то что самым простым представляется вариант, когда для создания фонда достаточно лишь назначения директора, использовать его не рекомендуется. По словам Лидии Михеевой, только сложная схема, предполагающая, помимо наличия директора и правления, обязательное формирование, например, попечительского совета, а также включение в устав условия о согласовании сделок с коллегиальными органами и права этих органов на отстранение директора от должности (все это возможно в силу положений ст. 123.20-2 ГК РФ), сможет обеспечить неукоснительное соблюдение устава и условий управления.

Можно предположить, что нелишним будет и включение в состав высшего коллегиального органа наследственного фонда его выгодоприобретателей для недопущения ситуаций, когда им может быть отказано в предоставлении информации о деятельности фонда и удовлетворении требования о возмещении убытков, причиненных нарушением условий управления фондом, по причине отсутствия соответствующих прав в уставе (положения п. 4 и п. 6 ст. 123.20-3 ГК РФ подразумевают возможность такого отказа).

Осуществление же основного права выгодоприобретателя – на получение всего или части имущества фонда, включая доходы от его деятельности, – напрямую зависит от содержания условий управления фондом, поэтому и предполагается четко указывать в них вид и размер передаваемого имущества, периодичность выплат или передачи активов и обстоятельства, при наступлении которых такая передача осуществляется (п. 4 ст. 123.20-1 ГК РФ). Кроме того, поскольку права выгодоприобретателя не отчуждаются и не переходят по наследству, в условиях управления необходимо предусмотреть правила определения новых выгодоприобретателей на случай отказа первоначального выгодоприобретателя от получения имущества, его смерти или ликвидации организации-выгодоприобретателя (п. 1, п. 3 ст. 123.20-3 ГК РФ). В том случае, когда завещатель хочет передать имущество не конкретным выгодоприобретателям, а отдельной категории лиц из неопределенного круга, например лауреатам какого-либо конкурса, необходимо будет также определить порядок проведения такого конкурса, отметила Лидия Михеева, подчеркнув, что, скорее всего, таких ситуаций будет не много, так как подобные завещания не свойственны для российского правопорядка. Гораздо вероятнее подобные схемы: наследственный фонд оплачивает обучение ребенка завещателя и передает ему наследство после успешного окончания университета и др. Как видно, это предполагает изменение правового статуса данного лица, которое при завещании по закону являлось бы наследником первой очереди.

Особым образом в кодексе оговорено положение наследника, являющего выгодоприобретателем наследственного фонда и имеющего при этом право на обязательную долю в наследстве. Установлено, что он может получить обязательную долю в том случае, если откажется от всех прав выгодоприобретателя (п. 5 ст. 1149 ГК РФ). Кроме того, выбирая вариант получения части наследства, такой наследник должен иметь в виду, что суд может ограничить размер его обязательной доли, если стоимость причитающегося ему имущества будет существенно превышать величину средств, необходимых на его содержание с учетом уровня жизни, обеспечиваемого наследнику до смерти наследодателя.

Таким образом, основной целью введения в законодательство положений о наследственных фондах, как отмечают эксперты, является именно предоставление завещателю права предусмотреть любые условия, при которых то или иное лицо получает определенную часть наследства. Кроме того, создание фонда может помочь справиться с проблемой так называемого лежачего наследства, возникающей в связи с тем, что по общему правилу свидетельство о праве на наследство выдается наследникам по истечении шести месяцев со дня открытия наследства (п. 1 ст. 1163 ГК РФ). Наследственному фонду данное свидетельство должно быть выдано в срок, указанный в решении об учреждении фонда (п. 3 ст. 123.20-1 ГК РФ), то есть можно предусмотреть возможность принятия наследства фондом сразу после его создания, что, безусловно, положительно повлияет на сохранность наследуемого имущества.

Тем не менее, учитывая, что в таком случае речь идет о необходимости очень четко определить условия управления еще не созданным юридическим лицом, которые практически невозможно будет изменить впоследствии (п. 5 ст. 123.20-1 ГК РФ), и отсутствии 100%-ной гарантии создания фонда, ожидать большого количества таких завещаний не стоит. Более удачным вариантом представители системы нотариата, например, считают предоставление гражданам права на создание в целях управления их имуществом личных (так называемых прижизненных) фондов, которые после смерти их учредителей будут считаться наследственными. Предусматривающий возможность создания таких фондов законопроект1, напомним, находится на рассмотрении Госдумы.

Наследственный договор и совместное завещание

C 1 июня следующего года в ГК РФ появятся еще два варианта распоряжения наследственным имуществом: заключение наследственного договора и составление совместного завещания супругов.

Наследственный договор по своей сути похож на завещание: заключать его можно будет с любыми лицами, которые могут призываться к наследованию, а условиями договора будут определяться круг наследников и порядок перехода прав на имущество наследодателя к пережившим его сторонам договора или третьим лицам (п. 1 ст. 1140.1 ГК РФ). Это подтверждается и указанием на применение к наследственному договору правил ГК РФ о завещании (п. 1 ст. 1118 ГК РФ в редакции Закона № 217-ФЗ). Поэтому в тексте договора можно предусмотреть, например, условие о душеприказчике.

Важным отличием наследственного договора от завещания является необходимость согласования воли наследодателя с остальными сторонами договора, каждая из которых должна его подписать (п. 7 ст. 1140.1 ГК РФ). При этом, если стороны не возражают, процесс заключения договора фиксируется на видео. Таким образом, поскольку подписание договора сторонами предполагает их согласие со всеми условиями, они не смогут оспорить его по такому распространенному в существующей практике основанию для признания недействительным завещания, как наличие дефекта воли наследодателя при его составлении, подчеркнула Лидия Михеева. При этом сама по себе возможность оспаривания сделки не исключается (п. 11 ст. 1140.1 ГК РФ). Более того, предусматривается право всех сторон договора требовать исполнения установленных им обязанностей после смерти наследодателя (п. 2 указанной статьи). То есть предполагается, что все участники соответствующих правоотношений будут контролировать друг друга, обеспечивая тем самым эффективное исполнение договора.

Стоит отметить, что для реализация положений о наследственных договорах необходимо определить ряд процедурных моментов, в частности – установить порядок удостоверения самого договора, а также уведомления о совершении одностороннего отказа от него. Экспертное сообщество надеется, что соответствующие поправки будут внесены в Основы законодательства о нотариате до 1 июня 2019 года.

Главной целью введения в законодательства конструкции совместного завещания супругов, в котором они могут выразить свою общую волю по распоряжению имуществом на случай смерти каждого из них (п. 4 ст. 1118 ГК РФ в редакции Закона № 217-ФЗ), по мнению Лидии Михеевой, является упрощение порядка наследования общей совместной собственности супругов. В таком завещании можно будет указать, что в случае смерти одного супруга общую собственность в полном объеме наследует переживший супруг, что избавит последнего от необходимости проведения непростой и дорогостоящей процедуры выдела доли в общем имуществе, обязательной в настоящее время, и предусмотреть порядок наследования этого имущества после смерти второго супруга. Можно предположить, что такие завещания будут востребованы семьями, которые не предполагают разводиться и не имеют разногласий по поводу того, кому и в каком порядке должно перейти принадлежащее им имущество после их смерти.

Тем не менее каждому из супругов предоставляется право на совершение последующего завещания и отказ от совместного завещания (абз. 5 п. 4 ст. 1118 ГК РФ). На нотариуса, удостоверяющего последующее завещание или распоряжение об отказе от совместного завещания, возлагается обязанность уведомить о соответствующем факте второго супруга. Порядок такого уведомления также предстоит прописать в Основах законодательства о нотариате.

При расторжении брака или признании его недействительным совместное завещание супругов утрачивает силу. Если же супруги участвуют в наследственном договоре, определяющем среди прочего порядок перехода прав на общее имущество супругов или имущество каждого из них в случае их смерти, этот договор отменяет действие ранее заключенного совместного завещания (п. 5 ст. 1140.1 ГК РФ).

Нельзя не обратить внимание на необходимость различения случаев составления совместных завещаний и удостоверения единоличного завещания одного супруга в присутствии другого – такая возможность предусмотрена ст. 1123 ГК РФ с 1 сентября текущего года. В последнем случае второй супруг вправе лишь ознакомиться с содержанием завещания, но не влиять на него.

***

Таким образом, рассмотренные новые положения ГК РФ довольно существенно расширяют возможности потенциальных наследодателей по распоряжению своим имуществом, и эксперты советуют этими возможностями пользоваться, не отрицая, правда, что для грамотного составления, к примеру, наследственного договора или завещания, предусматривающего создание наследственного фонда, скорее всего, придется пользоваться услугами юристов.

1 С текстом законопроекта № 499538-7 “О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.