Rangizzz / Depositphotos.com

Правообладатель, чье исключительное право было нарушено, наряду с другими способами защиты (признание права, прекращение незаконных действий и др.), может требовать с нарушителя либо возмещения убытков, либо выплаты компенсации (п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса). При этом такая компенсация, по общему правилу, может быть исчислена одним из следующих способов:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных товаров;
  • в двукратном размере стоимости права использования, исходя из цены, взимаемой в сравнимых обстоятельствах за правомерное использование (ст. 1301, ст. 1311, п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Тем самым суд наделен правом определять итоговую сумму положенной правообладателю компенсации, если тот выберет первый из указанных выше способов ее определения. Сумму компенсации в данном случае суд определяет, ориентируясь на характер нарушения и иные обстоятельства дела с учетом требований разумности и справедливости (абз. 2 п. 3 ст. 1252 ГК РФ). И нередко заявленная истцом сумма существенно снижается. Так, в одном из споров заявитель просил взыскать с нарушителя 2 млн руб., тогда как суд удовлетворил иск лишь в размере 10 тыс. руб., опустив сумму компенсации до минимального порога (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014).

Снижение компенсации ниже низшего предела

Понижать сумму компенсации ниже 10 тыс. руб. до недавнего времени суды были не вправе. Все изменилось в конце 2016 года, когда КС РФ признал нормы, не позволяющие судам уменьшать минимальную сумму компенсации за нарушенные исключительные права, неконституционными. Суд пришел к выводу, что в том случае, когда одно нарушение затрагивает сразу несколько объектов интеллектуальных прав, взыскание с нарушителей даже минимальной компенсации за каждый из них может существенно превысить имущественные потери правообладателя. С учетом этого КС РФ указал, что снижение минимальной суммы компенсации может иметь место, если:

О том, может ли лицензиат, выплативший компенсацию за нарушение исключительного права, быть освобожден от выплаты лицензиару предусмотренного договором вознаграждения за использование интеллектуальной собственности, узнайте из материала “Компенсация за нарушение исключительного права” в “Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня! 

Получить доступ

  • размер подлежащей выплате компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (при том, что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности и их превышение должно быть доказано ответчиком);
  • правонарушение совершено ИП впервые;
  • использование объектов интеллектуальной собственности не является существенной частью его предпринимательской деятельности;
  • нарушение не носило грубый характер (Постановление КC РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П; далее – Постановление № 28-П).

Суд также предписал внести в ГК РФ необходимые изменения. Пока законодатель этого не сделал. Однако стоит отметить, что соответствующий законопроект1 был внесен Правительством РФ в Госдуму в июне прошлого года и сейчас готовится ко второму чтению.


Позиция КС РФ: вопросы, требующие ответа

“Сам по себе институт карательных компенсаций в его общепринятом международном понимании предполагает взыскание предустановленных законом убытков или кратных штрафов только за грубое или умышленное нарушение. Между тем в ГК РФ карательность предполагается по умолчанию, независимо от вины, злостности и последствий, и как раз исключением является смягчение ответственности”, – подчеркивает представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семёнов.

В интервью порталу ГАРАНТ.РУ эксперт отметил, что, с одной стороны, КС РФ признал право суда снизить размер компенсации ниже низшего предела в целях индивидуализации ответственности. Но с другой стороны, это право было крайне ослаблено приведением в резолютивной части постановления оснований для такого снижения, которые должны иметься в совокупности. “В результате Верховный Суд Российской Федерации последовательно отменил целый ряд судебных актов, в которых судьи снижали размер карательной компенсации ниже низшего предела, чтобы закрепить обязательное применение всех этих признаков в совокупности (определение ВС РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-4299, определение ВС РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-3085 и др.)”, – отметил Семёнов.

Кроме того, позиция КС РФ вызвала у практикующих специалистов ряд вопросов:

  • можно ли снизить размер компенсации, если нарушителем является, не ИП, а юридическое лицо?
  • будет ли снижен размер компенсации, если она рассчитана исходя из двойной стоимости контрафакта или двойной стоимости права использования?
  • может ли суд снизить компенсацию по своей собственной инициативе?
  • можно ли снизить компенсацию, когда нарушены права всего на один объект?

За год с небольшим после принятия Постановления № 28-П появилась определенная судебная практика, которую активно формирует ВС РФ. В связи с этим, пока указанные изменения в законодательство так и не внесены, помимо толкования, которое дал КС РФ, эксперты рекомендуют учитывать и позицию ВС РФ. К слову, на подавляющее большинство обозначенных выше вопросов Суд уже дал свой ответ.

Один из рассмотренных ВС РФ споров касался иска общества “Ш” к обществу “В” о запрете использования обозначения “А” для индивидуализации товаров и взыскании компенсации в размере 10 440 600 руб. В суде первой инстанции требования истца были удовлетворены частично (решение Арбитражного суда г. Москвы от 27 октября 2015 г. по делу № А40-131931/2014). Суд запретил ответчику использовать спорное обозначение и взыскал с него 100 тыс. руб. Апелляция и кассация оставили это решение без изменения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2016 г. № 09АП-58563/15, постановление СИП от 23 июня 2016 г. № С01-452/2016). Общество “Ш” со снижением размера компенсации не согласилось и обратилось с жалобой в ВС РФ.

Примечательно, что указанный спор возник между юрлицами, а заявленная истцом к взысканию компенсация была рассчитана исходя из двойной стоимости контрафактных товаров (подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ). В связи с этим Суд прямо указал следующее.

Во-первых, исходя из равенства участников гражданских правоотношений отношений (ст. 1 ГК РФ) и учитывая позицию КС РФ, изложенную в Постановлении № 28-П, определение размера компенсации ниже минимального предела может быть применено не только к ИП и физическим лицам, но и к юрлицам.

Во-вторых, учитывая системную связь подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ и п. 3 ст. 1252 ГК РФ, аналогичный подход должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и к компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных товаров или в двукратном размере стоимости права использования.

Но несмотря на это, добавил ВС РФ, суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела по своей инициативе. То есть ответчик должен заявить требование о таком снижении и доказать необходимость применения судом этой меры. Таким образом, снижение размера компенсации должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Поскольку размер компенсации в рассматриваемом деле был снижен судом по своему усмотрению, ВС РФ отменил обжалуемые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-13233). Это дело в дальнейшем вошло в Обзор судебной практики № 3, утв. Президиумом ВС РФ 12 июля 2017 г.

Все последующие судебные акты, в которых суды взыскивали пониженный размер компенсации при отсутствии каких-либо возражений со стороны ответчика, были также отменены ВС РФ (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 января 2018 г. № 305-ЭС17-16920, определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 января 2018 г. № 305-ЭС17-14355). Аналогичную практику перенял и СИП (постановление СИП от 1 февраля 2018 г. № С01-1109/2016). При этом суды отметили, что в том случае, когда суд встает на защиту ответчика, который сам не “защищается”, налицо нарушение принципа равноправия и состязательности сторон (ст. 9 АПК РФ).


Возможно ли снижение компенсации ниже низшего предела при нарушении прав на один объект интеллектуальной собственности?

Это единственный вопрос, который пока так и остается дискуссионным. “В Постановлении № 28-П рассмотрена ситуация, касающаяся нарушения прав на несколько объектов одним действием. С одной стороны, никто не высказал позицию, что этот подход можно распространить на один объект, но никто и не сказал обратное. Пока мнение такое: за нарушение прав на один объект снижать компенсацию нельзя. Но это только на словах”, – рассказала в ходе организованного infor-media в минувшем месяце XIX Форума по интеллектуальной собственности судья СИП Наталия Рассомагина. Эту позицию разделяют и другие специалисты.

МНЕНИЕ

Кристина Глазунова, Ведущий юрист по интеллектуальной собственности Гражданско-правового департамента Юридической фирмы КЛИФФ:

“Снижение заявленной компенсации ниже низшего предела является исключительной мерой и может применяться только в особых случаях. При этом особым случаем следует считать именно нарушение исключительных прав на несколько объектов одним действием, при котором размер компенсации может составлять внушительную сумму, зачастую несоразмерную характеру самого нарушения. Безусловно, компенсация не должна иметь карательный характер, приводить к обогащению правообладателя, а нарушителя – к неминуемому банкротству, однако слишком частое и необоснованное снижение компенсации может привести к дискриминации данного способа защиты исключительных прав, превращая его в некий “утешительный приз” для правообладателя.

Если рассматривать ситуацию нарушения исключительного права на один объект одним действием, то законодатель и правоприменитель небезосновательно не относят такую ситуацию к исключительным случаям. Минимальный размер компенсации здесь может составить 10 тыс. руб. Представляется, что компенсация в таком объеме не является избыточной, несоразмерной, не приводит к обогащению правообладателя и неспособна обременить нарушителя или повлиять существенным образом на его финансовое состояние. Более того, в результате снижения такой компенсации ниже низшего предела утрачиваются и основные функции компенсации как меры гражданско-правовой ответственности, а именно восстановительно-компенсационная функция, заключающаяся в возмещении правообладателю возможных убытков, а также штрафная функция, выражающаяся в установлении санкции за нарушение исключительных прав другого лица.

Таким образом, относить данный случай к исключительным и давать возможность судам снижать компенсацию ниже низшего предела нет необходимости”.

Однако в таком случае, обратила внимание Наталия Рассомагина, встает вопрос соблюдения принципа справедливости. Ведь при рассмотрении дел, где были нарушены права на несколько объектов, КС РФ позволил снижать сумму компенсации ниже 10 тыс. руб., пояснила она, тогда как за нарушение, допущенное в отношении одного объекта, компенсация по-прежнему не может быть меньше 10 тыс. руб.

Возможно, эту проблему удастся решить на законодательном уровне. Находящийся на рассмотрении депутатов законопроект предусматривает, что в исключительных случаях общий размер компенсации хоть и может быть снижен судом ниже установленных законом пределов, но не должен составлять менее 10 тыс. руб. Кроме того, согласно тексту документа указанное правило распространяется исключительно на те случаи, когда речь идет о нарушении прав на несколько объектов. Тем самым в случае одобрения этой законодательной инициативы последний из оставшихся неразрешенным вопросов будет также закрыт.

1 С паспортом законопроекта № 198171-7 “О внесении изменения в статью 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.