leolintang / Depositphotos.com

Проблемы утилизации и переработки отходов актуальны для современности. Они касаются каждого как гражданина, а также являются предметами дискуссий в бизнес-сообществе и направлениями совершенствования нормативного регулирования. Ключевым на сегодняшний день актом, задающим вектор развития соответствующей сферы в стране, является Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Указом Президента РФ от 19 апреля 2017 г. № 176 (далее – Стратегия). Согласно оценке текущего состояния экологической безопасности в России, приведенной в Стратегии, ежегодно образуется около 4 млрд тонн отходов производства и потребления. Из них 50-60 млн тонн составляют твердые коммунальные отходы (ТКО) (п. 11 Стратегии). С целью совершенствования системы обращения с ТКО, напомним, с 1 января 2019 года началась реализация так называемой “мусорной” реформы, в рамках которой работу должны начать соответствующие региональные операторы. Хотя при определенных условиях регионы вправе отложить переход на новую систему.

Увеличение объема образования отходов при низком уровне их утилизации относится к внутренним проблемам экологической безопасности. При этом нормотворческих усилий требуют и глобальные вызовы, в числе которых – климатические изменения на планете (подп. “а” п. 19, подп. “г” п. 20 Стратегии). Считается, что такого рода изменения обусловлены среди прочего антропогенным фактором. В связи с этим на экспертных площадках достаточно активно обсуждается вопрос государственного регулирования выбросов парниковых газов.

Подробнее некоторые проблемы сферы обращения с отходами, тенденции ее развития, сопутствующие им риски, а также изменение климата обсудили эксперты на конференции “Экологическая безопасность и бизнес: итоги и прогнозы”, организованной Агентством “Событие”.

Проблемы в сфере обращения с отходами: инфраструктурные и финансовые

Ключевой проблемой, связанной с реализацией “мусорной” реформы, председатель комиссии ОП РФ по экологии и охране окружающей среды Альбина Дударева считает отсутствие соответствующей современным требованиям инфраструктуры. По ее мнению, реформирование в отрасли по-настоящему начнется тогда, когда появятся безопасные объекты, на которые можно будет вывозить мусор. Утверждение территориальных схем (ст. 13.3 Федерального закона от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ “Об отходах производства и потребления”, далее – Закон № 89-ФЗ) и взимание с граждан теперь уже коммунальной платы за обращение с ТКО (ч. 4 ст. 154 Жилищного кодекса) нельзя назвать свидетельствами осуществления реформы. Реализовать ее можно будет лишь при наличии соответствующих инфраструктурных условий. На это обращает внимание председатель комиссии ОП РФ.

Кроме того, сфера обращения с отходами отличается, по мнению Альбины Дударевой, низкой инвестиционной привлекательностью. “Сегодня никто не хочет вкладывать средства в объекты”, – отметила эксперт. Инвестиции, по ее словам, пока ограничиваются покупкой мусоровозов и баков, контейнеров, а так называемым “длинным” (то есть долгосрочным) инвестированием ни бизнес, ни госсектор не занимаются. Между тем нацпроектом “Экология”1 предусматривается выделение на обеспечение инфраструктуры для обращения с отходами I-II классов опасности (высокоопасных и чрезвычайно опасных) более 17 млрд руб. из федерального бюджета, а более 18 млрд руб. планируется привлечь из внебюджетных источников. На формирование комплексной системы обращения с ТКО хотят потратить около 107 млрд руб. из федерального бюджета, примерно 6 млрд руб. должны предоставить субъекты РФ. А частных инвестиций планируется привлечь на сумму в 182 млрд руб. Речь идет о финансировании в период с 2019 по 2024 год.

Напомним также, что 14 января 2019 года Президент РФ подписал Указ “О создании публично-правовой компании по формированию комплексной системы обращения с твердыми коммунальными отходами “Российский экологический оператор “. К полномочиям компании относится среди прочего разработка мер по привлечению частных инвесторов к реализации инвестиционных проектов в сфере обращения с ТКО, проектов федеральных и региональных программ господдержки такого инвестирования, стандартов реализации инвест-проектов, направленных на улучшение условий финансирования. Компания вправе финансировать инвест-проекты и работы по строительству, реконструкции, модернизации объектов капстроительства, необходимых для осуществления деятельности в области обращения с ТКО, участвовать в концессионных соглашениях и соглашениях о ГЧП (муниципально-частном партнерстве), осуществлять эмиссию облигаций.

Помимо того, что реформирования требуют сферы утилизации и переработки отходов, стоит и проблема их образования. “Необходимо прививать гражданам культуру обращения с мусором и снижать потребление”, – отметила Альбина Дударева. Она обратила внимание на то, что Стратегией развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года предусматривается создание сети экотехнопарков, представляющих собой комплекс объектов, созданных для обработки, утилизации и обезвреживания отходов, а также переработки и производства на их основе промышленной продукции. В такие технопарки в том числе и граждане смогут сдавать отходы, и в первую очередь те, которые представляют наибольшую опасность для окружающей среды и (или) которые можно переработать. К 2030 году в стране планируется создать 70 экотехнопарков, а к концу текущего года их должно быть 7.

Вторичные материальные ресурсы: отходы, сырье или продукция?

Вторичными по сути называются такие ресурсы, которые могут повторно использоваться в хозяйственном обороте. На это указала руководитель и ведущий эксперт АНО “Центр земельных, градостроительных и экологических правовых исследований “ЭПИ-Центр”, эксперт комитета по природопользованию и экологии Деловой России Юлия Филаткина. Для многих компаний, по ее словам, то, что считается согласно закону отходами, может быть сырьем.

Напомним, что под отходами понимаются вещества или предметы, образованные в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению (ст. 1 Закона № 89-ФЗ).

В рамках Переченя поручений по результатам проверки исполнения законодательства и решений Президента в сфере регулирования обращения с отходами от 15 ноября 2017 года Президент РФ поручил Правительству РФ внести в Госдуму проект закона, предусматривающего регулирование обращения вторичных материальных ресурсов (далее – ВМР). Такой законопроект Минпромторг России подготовил в июле 2018 года. А в августе прошлого года ведомство представило доработанную версию документа2.

На законодательном уровне на данный момент не определено понятие ВМР, но оно содержится в некоторых ГОСТах. Так, в Межгосударственном стандарте ГОСТ 30772-2001 “Ресурсосбережение. Обращение с отходами. Термины и определения” под ВМР понимаются отходы производства и потребления, образующиеся в народном хозяйстве, для которых существует возможность повторного использования непосредственно или после дополнительной обработки. При этом в документе даются определения также для “вторичного сырья” и “вторичной продукции”. Вторсырье определяется как ВМР, для которых имеется реальная возможность и целесообразность использования в хозяйстве. А вторичная продукция – как вещества, материалы, комплектующие изделия, детали, функциональные узлы, блоки, агрегаты от различных объектов, утратившие свои потребительские свойства и непригодные для дальнейшей эксплуатации в соответствии с директивными требованиями и (или) нормативной документацией, но представляющие собой товарную продукцию.

В Национальном стандарте РФ ГОСТ Р 54098-2010 “Ресурсосбережение. Вторичные материальные ресурсы. Термины и определения” содержатся сходные понятия ВМР и вторсырья. Отмечается при этом, что к ВМР относятся отходы, которые в перспективе или сразу пригодны для использования в промышленном производстве для получения сырья, изделий и (или) энергии, специально собранные и подготовленные к использованию в хозяйственных целях или к переработке во вторсырье, складированные для использования их в будущем в качестве вторсырья, а также продукция предварительной переработки отходов. Вторичная продукция определяется как продукция, полученная из вторсырья.

Юлия Филаткина отметила, что прежде всего в рамках законопроекта о ВМР необходимо определить их понятие, чтобы имелось четкое представление у заинтересованных лиц о том, в соответствии с какими правилами с ними следует обращаться. Нужно ответить на вопрос являются ли ВМР отходами, сырьем или продукцией. Как видно из приведенных выше определений, текущее регулирование не позволяет ответить однозначно. Под ВМР одновременно могут пониматься и отходы, и продукция, и сырье. При этом четких критериев дифференциации таких случаев и соответствующих правил обращения с ВМР не устанавливается. По мнению эксперта, понятия отходов производства и потребления и ВМР следует разграничить. Причем сделать это можно в рамках Закона № 89-ФЗ. Отдельный закон, на разработке проекта которого, по словам Юлии Филаткиной, настаивают некоторые эксперты, по ее мнению, принимать не следует, чтобы избежать двойного регулирования. “Отходы – это то, что невозможно использовать каким-то образом вторично, то есть то, что идет на удаление. А вторичный ресурс – это то, что можно перерабатывать и утилизировать”, – с помощью такого подхода, как считает эксперт, можно провести разграничение.

Многие компании, по словам Юлии Филаткиной, на практике научились использовать вторичные ресурсы. Они понимают, что по существу, например, лом не является для них отходом. Но при этом, как она заметила, возникают риски привлечения организации к ответственности, если регулятор усмотрит нарушения в сфере обращения с отходами (например, в виде ухода от уплаты платежей за негативное воздействие на окружающую среду по ст. 23 Закона № 89-ФЗ). “Если одни и те же предметы и материалы могут называться в одних случаях отходами, а в других – ресурсами, то необходимо понимать, каким образом это регулируется. А если такие материалы считать продукцией, то получится, что их можно постоянно накапливать, и на них не будут распространяться требования по обращению с отходами, что, наверное, неправильно”, – подчеркнула эксперт.

В разработанном Минпромторгом России законопроекте о ВМР изначально предлагалось определять их как продукцию, полученную в результате рекуперации [технологической обработки отходов, включающей извлечение и восстановление их ценных компонентов. – ГАРАНТ.РУ] или обработки отходов, для компонентов которых имеется экономическая целесообразность в утилизации. Однако в доработанном документе отражен иной подход. Под ВМР в нем понимается сырье, полученное в результате обработки отходов, для компонентов которых имеется экономическая эффективность вовлечения в хозяйственный оборот.

К полномочиям РФ согласно проекту планируется отнести установление критериев отнесения ко вторичным ресурсам, их перечня, определение компетенции уполномоченных федеральных органов исполнительной власти в области обращения с вторичными ресурсами и установление требований при обращении с ними. Закон № 89-ФЗ хотят дополнить новой ст. 141 “Требования к обращению с вторичными ресурсами”. Однако в проекте не названы конкретные требования, а указано на необходимость соблюдения требований, установленных уполномоченным органом.

Юлия Филаткина полагает, что законопроект еще требует доработки. Недостатками текущей редакции она считает то, что в ней лишь условно разграничены понятия отходов и ВМР, не разрешен вопрос о праве собственности на вторичные ресурсы, а также не продуманы эффективные меры экономического стимулирования вовлечения ВМР в оборот (к таким мерам в проекте относятся только налоговые льготы и предоставление средств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ).

Риски, связанные с возможным включением экологического сбора в Налоговый кодекс

На сегодняшний день функционирует механизм так называемой расширенной ответственности производителя (далее – РОП). Он заключается, как пояснила директор департамента консультирования по налогообложению и праву, руководитель рабочей группы по законодательству о расширенной ответственности импортеров и производителей Deloitte Татьяна Кофанова, в том, что компании и ИП, занимающиеся производством товаров и упаковки, либо осуществляющие их ввоз, могут самостоятельно утилизировать товары (упаковку) после утраты ими потребительских свойств согласно нормативам, утверждаемым Правительством РФ. Механизм РОП подробно регулируется ст. 24.2 Закона № 89-ФЗ. Если же производители и импортеры не хотят заниматься утилизацией, они могут вместо этого уплачивать экологический сбор согласно ст. 24.5 Закона № 89-ФЗ (п. 7 ст. 24.2 Закона № 89-ФЗ).

Что грозит плательщику в случае невнесения, внесения не в полном объеме экологического сбора? Узнайте ответ в “Энциклопедии решений. Налоги и взносы” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Таким образом, сегодня у бизнеса существует возможность выбора удобной для них схемы утилизации отходов. Однако ситуация может измениться, если будет принят, разработанный Минфином России в конце прошлого года проект закона о включении отдельных неналоговых платежей в Налоговый кодекс. В рамках данного законопроекта предполагается заменить платежи за негативное воздействие на окружающую среду экологическим налогом (хотя в августе 2018 года ведомство представило по этому поводу отдельный проект, о чем подробнее ГАРАНТ.РУ писал ранее) и включить в НК РФ главу об утилизационном сборе. Плательщиками последнего при этом признаются согласно проекту производители и импортеры товаров и упаковки, а также организации, ИП, и физлица, осуществляющие производство, ввоз в страну транспортных средств или приобретшие их у лиц, не уплачивающих соответствующий сбор. Хотя в настоящее время утилизационным именуется только сбор в отношении транспортных средств (ст. 24.1 Закона № 89-ФЗ). Сбор, который должны уплачивать производители и импортеры товаров и упаковки, если они не утилизируют отходы самостоятельно, называется экологическим (ст. 24.5 Закона № 89-ФЗ). Очевидно, что законопроектом предполагается урегулировать взимание обоих, существующих сейчас, сборов в рамках одной главы НК РФ, устранив при этом разницу в наименованиях.

Ключевым недостатком проекта для бизнеса, как отметила представитель Deloitte, является то, что им не предполагается освобождения от уплаты сбора [а также соответствующих налоговых вычетов. – ГАРАНТ.РУ] тех лиц, которые самостоятельно утилизируют отходы в рамках РОП. То есть в случае принятия закона на основе текущей версии проекта бизнес будет поставлен в безальтернативные условия: необходимо будет уплачивать сбор. Хотя с момента введения РОП – с 1 января 2015 года – более 50 крупнейших налогоплательщиков РФ, по словам Татьяны Кофановой, инвестировали в механизмы и инструменты реализации самостоятельной утилизации отходов. Многие предприниматели, как считает эксперт, почувствуют себя обманутыми, ведь они уже вложили средства в налаживание процессов по утилизации отходов. “Есть компании, для которых уплата сбора – это несколько тысяч рублей, а есть компании, для которых это сотни миллионов рублей. Для них самостоятельная организация утилизации отходов – это не только вопрос “зеленой” повестки, но и вопрос экономической выгоды”, – подчеркнула Татьяна Кофанова, указывая на важность сохранения механизма РОП.

Кроме того, эксперт обратила внимание на то, что в случае принятия закона на основе обсуждаемого проекта поменяется и администратор сбора. Вместо Росприродназора его взиманием займется ФНС России, что может повлечь за собой изменения в правоприменительной практике. Проект, как считает эксперт, готовился в спешке. Возможно, поэтому в нем содержится ряд недочетов. В частности, в документе не определены порядок применения пониженных коэффициентов при использовании вторсырья, перечень необлагаемых сбором операций, не содержится положений о возможностях обеспечивать достижение нормативов утилизации, подавать отчетность и уплачивать сбор через специально созданные ассоциации (союзы) и т. д.

Заместитель председателя комитета Деловой России по природопользованию и экологии, эксперт рабочей группы по экологии и природопользованию Экспертного совета при Правительстве РФ Наталья Беляева согласна с тем, что законопроект содержит в себе много пробелов. Она подчеркнула, что идеология РОП основывается на так называемом zero-waste (дословно – “ноль отходов”) подходе. А в случае принятия обсуждаемых поправок в НК РФ подход к регулированию утилизации отходов в соответствующей сфере изменится на фискальный.

Перспективы госрегулирования выбросов парниковых газов на фоне климатических изменений

По словам эксперта отдела корпоративного управления и устойчивого развития KPMG в России и СНГ Владимира Лукина, в течение примерно пяти последних лет риски, связанные с климатическими изменениями, считаются одними из наиболее серьезных для человечества. “Изменение климата – это такой фактор окружающей среды, который влияет практически на все виды человеческой деятельности”, – отметил представитель KPMG. В 2017 году, например, появилось такое понятие, как климатическая миграция. Люди вынуждены менять свое место жительства ввиду изменения климатических условий. Эксперт сообщил, что масштаб климатической миграции достиг 22 млн человек. А общий объем ущерба, связанного с неблагоприятными природными последствиями изменения климата (47% из которых – это наводнения), составил в 2017 году $330 млрд.

Климатические риски могут подразделяться на прямые и косвенные. В числе прямых рисков эксперт назвал:

  • увеличение температуры, влекущее за собой учащение периодичности возникновения тепловых волн, повышение частоты и интенсивности осадков и засухи, активности тропических циклонов, уровня моря;
  • воздействие на Арктику, проявляющееся в проседании почв и горных пород из-за вытаивания подземного льда, уменьшении площади и толщины морского льда, высвобождении больших объемов метана в результате таяния вечной мерзлоты. Рост температуры в арктической зоне, по словам Владимира Лукина, превышает среднемировые значения и составляет четыре градуса по Цельсию;
  • воздействие на инфраструктуру жизнеобеспечения, которое заключается в накоплении органического вещества в водоемах из-за более продолжительного вегетационного периода в реках и озерах, изменении уровня и качества грунтовых вод, ухудшении качества воды.

К косвенным, как заметил Владимир Лукин, относятся прежде всего регуляторные риски. Они связаны в основном с теми издержками, которые может понести бизнес при введении нового госрегулирования, направленного на стабилизацию экологической ситуации. Например, речь может идти о необходимости осуществления организациями корпоративного контроля за выполнением нормативов. Кроме того, существуют экономические и имиджевые риски. Первые связаны прежде всего с поведением инвесторов и потребителей, заинтересованных, соответственно, в защите своих вложений и низкоуглеродных товарах. А вторые актуализируются на фоне тенденции эко-рейтингования хозяйствующих субъектов.

На сегодняшний день, по словам эксперта, платежное углеродное регулирование существует в 46 странах мира. При этом существует две его основных формы – углеродный налог и рыночные механизмы торговли углеродными единицами [во втором случае речь идет о системе торговли квотами на выбросы. – ГАРАНТ.РУ]. Одной из наиболее эффективных разновидностей так называемого “зеленого финансирования” Владимир Лукин считает углеродные облигации. Объем их эмиссии в 2018 году составил почти $75 млрд.

Компании, как объяснил эксперт, для того, чтобы управлять выбросами парниковых газов, разрабатывают стратегии низкоуглеродного развития, проводят мониторинг – количественную оценку выбросов, инвентаризацию их источников, путем составления отчетности информируют заинтересованных лиц о результатах своей деятельности. Одним из относительно недавно появившихся инструментов по управлению “углеродными” рисками является, по словам эксперта, внутренняя цена на углерод. Она представляет собой ту стоимость на углерод, которую компания в добровольном порядке у себя внедряет. С 2014 года к 2017 году количество организаций, внедривших внутреннюю углеродную цену или планирующих это сделать в ближайшие два года, возросло со 150 до 1,4 тыс.

Вопрос о необходимости регулирования выбросов парниковых газов на фоне климатических изменений поднимался в России на государственном уровне задолго до утверждения Стратегии. Так, необходимость снижения антропогенных выбросов парниковых газов отмечалась в Климатической доктрине Российской Федерации, утв. Распоряжением Президента РФ от 17 декабря 2009 г. № 861-рп. Сейчас для обеспечения экологической безопасности Стратегией предписываются в том числе принятие мер государственного регулирования выбросов парниковых газов и разработка долгосрочных стратегий социально-экономического развития, предусматривающих низкий уровень выбросов парниковых газов и устойчивость экономики к изменению климата (подп. “а” п. 27 Стратегии).

22 апреля 2016 года на тот момент заместитель Председателя Правительства РФ Александр Хлопонин подписал от имени Российской Федерации Парижское соглашение, принятое 12 декабря 2015 года 21-й сессией Конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата3 (далее – Парижское соглашение). Им предусматривается обязанность государств-участников принимать внутренние меры по предотвращению изменения климата в первую очередь путем снижения уровня выбросов парниковых газов. Соглашение вступило в силу 4 ноября 2016 года, но Россия его еще не ратифицировала. Однако подготовительная работа в этом направлении ведется. Так, 3 ноября 2016 года Правительство РФ утвердило План реализации комплекса мер по совершенствованию государственного регулирования выбросов парниковых газов и подготовки к ратификации Парижского соглашения.

7 декабря 2018 года Минэкономразвития России представило законопроект “О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”. В документе под изменением климата понимается такое его изменение, которое прямо или косвенно обусловлено деятельностью человека. А выбросы парниковых газов определяются как поступление соответствующих газов в атмосферу от антропогенного источника. Примерно то же, чем, по словам Владимира Лукина, некоторые компании занимаются сейчас, предстоит делать в случае принятия закона на основе проекта и государству в лице своих органов, только в масштабах страны – осуществлять мониторинг выбросов, их инвентаризацию (поэтапный процесс, включающий в себя в том числе сбор данных о деятельности хозяйствующих субъектов, оценку их выбросов, контроль и обеспечение качества расчета выбросов). Госрегулирование планируется осуществлять с помощью:

  • установления целевых показателей выбросов для страны в целом и по секторам экономики;
  • определения общих требований к хозяйственной и иной деятельности в целях сокращения выбросов и (или) увеличения их поглощения;
  • выдачи разрешений на выбросы парниковых газов для юрлиц и ИП, на которых распространяется регулирование;
  • экономических механизмов регулирования.

Законопроектом предусматривается создание Государственной системы учета выбросов парниковых газов, информацию из которой смогут использовать органы публичной власти, хозяйствующие субъекты и граждане.

В отношении организаций и ИП, ведущих деятельность, в процессе которой происходят выбросы, в проекте устанавливаются обязанности по определению количества выбросов согласно утвержденной уполномоченным федеральным органом методике, представлению отчета о выбросах, уплате сбора за них в случае превышения установленных разрешений, планированию и осуществлению мероприятий по сокращению, поглощению выбросов.

Cоциальная эко-ответственность бизнеса

Выполнение минимальных государственных требований не стимулирует, по мнению директора природоохранной политики WWF, Заслуженного эколога РФ, д. г. н. Евгения Шварца, внедрение инноваций в области экологии в целом. Эффективным инструментом для перехода к высоким экологическим стандартам производства является, по его мнению, добровольная сертификация бизнеса.

Напомним, что подтверждение соответствия может быть добровольным и обязательным. Речь идет о документальном удостоверении соответствия продукции или иных объектов, процессов и т. д. требованиям технических регламентов, документов по стандартизации или условиям договоров. Добровольное подтверждение соответствия осуществляется в форме добровольной сертификации, а обязательное – в формах сертификации или принятия декларации о соответствии. Лица, создавшие систему добровольной сертификации, устанавливают перечень объектов, подлежащих сертификации, характеристик таких объектов, на соответствие которым осуществляется сертификация, правила выполнения предусмотренных системой работ и порядок их оплаты, определяют участников системы. Системой добровольной сертификации может предусматриваться применение знака соответствия (ст. 20-21 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ “О техническом регулировании”). В Москве, например, действует система добровольной сертификации “Московский экологический регистр”, руководство которой осуществляет Департамент природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы (постановление Правительства Москвы от 13 мая 2003 г. № 353-ПП).

Ключевыми факторами прогресса бизнеса в области охраны окружающей среды эколог считает измеримость воздействий и использования ресурсов, возможность их снижения, открытость экологически значимых данных и корпоративную ответственность (социально-экологические политики предприятий и практику их применения). Важную роль в деле повышения уровня экологической безопасности производств играют также отраслевые эко-рейтинги. Например, в результате пяти лет рейтингования нефтегазовых компаний, по словам эксперта, с 1 до 10 выросло количество предприятий с корпоративными планами и программами по сохранению биоразнообразия. Рейтинги способствуют и повышению уровня прозрачности деятельности компаний. Стоит отметить, что распоряжением Правительства РФ от 5 мая 2017 г. № 876-р утверждена Концепция развития публичной нефинансовой отчетности (далее – Концепция), которая направлена на совершенствование системы стимулирования российских организаций к повышению информационной открытости и прозрачности результатов воздействия их деятельности на общество и окружающую среду. В 2019-2020 годах Концепцией предполагается в том числе регулярное составление индексов и рейтингов в области социальной ответственности и устойчивого развития на основе анализа публичной нефинансовой отчетности.

Кроме того, в феврале прошлого года Минэкономразвития России представило доработанный законопроект “О публичной нефинансовой отчетности”. В проекте раскрывается среди прочего понятие социальной ответственности, под которой понимается ответственность организации за воздействие ее решений и результатов деятельности на окружающую среду, экономику и общество. Действие НПА, в случае принятия законопроекта, распространится на госкорпорации, госкомпании, публично-правовые компании, ГУП и хозяйственные общества с выручкой за предшествующий отчетному год в размере 10 млрд руб. или более либо с суммой активов бухглатерского баланса в аналогичном размере по состоянию на конец предшествующего отчетному года, иные общества, ценные бумаги которых допущены к обращению на организованных торгах путем включения их в котировальные списки. В документе фиксируются возможности общественного и профессионального заверения публичной нефинансовой отчетности.

***

Очевидно, что в сфере экологической безопасности существует широкий спектр проблем, национальных и глобальных. Для их решения предпринимаются усилия как бизнес-сообществом, так и госструктурами. Кроме того, о защите окружающей среды от негативного воздействия следует думать и гражданам.

Экспертные обсуждения показывают, что разработка законодательных инициатив в сфере экологии порождает массу дискуссий. При этом в том числе с помощью их проведения и совершенствуются соответствующие законопроекты. Ключевыми на сегодняшний день являются проекты о ВМР, введении экологического налога и включении экологического сбора в НК РФ, а также о выбросах парниковых газов.

1 С паспортом национального проекта “Экология” можно ознакомиться на официальном сайте Минприроды России.
2 С текстом доработанной версии законопроекта “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части нормативно-правового регулирования вторичных ресурсов)” можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 02/04/07-18/00082089).
3 С текстом Парижского соглашения можно ознакомиться на официальном сайте ООН.