Орхидеи могут использовать грибы, чтобы передавать друг другу питательные вещества.

Многие растения живут во взаимовыгодном содружестве с почвенными грибами, и орхидеи из их числа. Содружество это называется микоризой: гриб окутывает корни чехлом, а то и вовсе проникает в сами растительные клетки. Благодаря сожительству с растениями гриб получает нужную органику вроде углеводов, аминокислот и т. д., а сам поставляет напарникам минеральные вещества, в частности, фосфаты, которые растение в одиночку всасывает плохо.

Пальчатокоренник Фукса. (Фото: Allan Hopkins / Flickr.com) 
Открыть в полном размере

Сотрудники Университета Шеффилда пишут в New Phytologist, что некоторые орхидеи снабжают органикой не только свои микоризные грибы, но и орхидейную молодь, которая проросла у них под боком. Исследователи ставили эксперименты с пальчатокоренником Фукса (Dactylorhiza fuchsii), которого можно встретить и в Сибири, и в европейской части России, и в Монголии, и в Западной Европе. Семена у пальчатокоренника Фукса очень мелкие, и ветер мог бы унести их довольно далеко, однако семена слипаются в комки и остаются лежать недалеко от родительского растения. Можно предположить, что молодые растения получают какую-то выгоду от того, что растут рядом со старыми.

Микоризный грибок Ceratobasidium cornigerum, с которым дружит пальчатокоренник, способен объединить микоризными нитями корни старой орхидеи и корни её только что проросшего потомка. Орхидеи и грибок выращивали в лаборатории на питательном субстрате из агара, который имитировал почву. (Агар, или агар-агар – плотное желе, которое образуется из экстракта красных водорослей при нагревании и охлаждении; делать это желе можно с самыми разными добавками.) Подождав, когда на корнях у старых и молодых орхидей образуется микориза, исследователи погружали орхидеи в атмосферу с радиоактивно меченым углекислым газом 14CO2. Растения поглощали его в реакциях фотосинтеза, и нафотосинтезированная органика отправлялась к корням. Как и ожидалось, у микоризного грибка в клетках появились вещества с изотопом углерода 14С – он взял органику от орхидеи и использовал её в своих нуждах. Но изотоп появился также и в тканях молодых орхидейных проростков. У проростков на самых ранних этапах развития нет своего хлорофилла, вести фотосинтез они не могут. Следовательно, у них в тканях неоткуда было взяться изотопу 14С, кроме как от старых орхидей. Можно сказать, что старые растения подкармливали молодых, пока те не начали фотосинтезировать сами.

В прошлом году мы писали о том, что нужно с большой осторожностью говорить о глобальных грибных сетях, которые соединяют растения друг с другом и с помощью которых растения питают и предупреждают друг друга об опасностях. Научные свидетельства в пользу таких сетей крайне скудны, если вообще есть. Мицелиальная сеть должна непрерывно тянуться на целые метры, а это практически неисполнимое требование: гриб-то, может быть, и вырос бы на такое расстояние, но в почве грибные «трубы» обязательно кто-нибудь повредит. В принципе химические вещества способны идти от растения к растению по нитям мицелия. Но до сих пор неясно, какую роль играет такая передача питательных веществ в растительной жизни – данные экспериментов здесь весьма противоречивы.

Что до орхидей, то тут речь идёт о проростках, которые начали расти буквально под боком у родительских растений, и даже если подкормки по общей микоризе к проросткам приходит немного, она всё равно может поддержать их на первых порах. Возможно, когда молодой пальчатокоренник начинает вести собственный фотосинтез, нужда в родительской помощи отпадает. В то же время тут нужно помнить, что эксперименты ставили в лаборатории. Стоит проверить, как движутся вещества между орхидеями по микоризе, когда они растут в окружении других растений, на настоящей почве, и будет ли в таких условиях от потенциальной подкормки какой-нибудь толк.