Особенности произношения и добавочные звуки расширяют языковой репертуар китов.

Киты довольно болтливые существа, они постоянно переговариваются на странном «языке», состоящем из посвистов и щелчков… Хотя вообще тут нужно сразу уточнить, что щелчками и свистом общаются зубатые киты – кашалоты, дельфины и ещё ряд других. Усатые киты (синий кит, горбатый кит, полосатики и т. д.) издают протяжные звуки, которые похожи на песни. И песни усатых китов, и щелчки зубатых нужны для общения: киты – социальные животные с развитым интеллектом, и сложную социальную жизнь им нужно как-то регулировать; вокально-голосовые способности тут как нельзя кстати. Насчёт зубатых китов стоит уточнить ещё одну вещь: ища добычу, они пользуются эхолотом, то есть прощупывают пространство вокруг с помощью тех же щелчков и посвистов. Но общение китов друг с другом, естественно, кажется более интересным.

(Фото: Gabriel Barathieu / Wikipedia) 
Открыть в полном размере

Особым вниманием исследователей тут пользуются кашалоты – их разговоры уже много лет записывают исследователи по всему миру. Мы как-то писали, что у различных кланов кашалотов есть собственные звуковые особенности: большая группа китов в своих сообщениях оставляет в конце характерный звуковой узор, который отличается от узора другой группы. Но в целом считается, что общий репертуар кашалотов по всему миру составляет примерно 150 фраз. Отдельная фраза может включать от трёх до сорока щелчков-свистов; тем не менее, число всё равно кажется не очень большим. Однако, как пишут в Nature Communications сотрудники Массачусетского технологического института здесь на самом деле всё сложнее.

Исследователи анализировали более 8700 фраз, записанных у нескольких десятков кашалотов из крупной, числом четыре сотни особей, восточно-карибской группы китов. Естественно, такую массу материала обрабатывали с помощью искусственного интеллекта, который и помог найти новые особенности и закономерности в китовых фразах. Обычно сообщения кашалотов классифицируются по продолжительности и ритму: одни фразы получаются длинными, другие короткими, в некоторых паузы между щелчками относительно большие, в некоторых щелчки идут друг за другом вплотную. Оказалось, кашалоты иногда навешивают на фразы несколько финальных добавочных звуков, и чаще это бывает с короткими фразами. Они остаются по-прежнему короткими, то есть довесок не делает фразу особенно длиннее. Звуковые виньетки имеют место в определённых ситуациях: например, когда кит, плывущий сзади, присоединяется к щёлканью лидера группы, или когда тот же плывущий сзади берёт паузу в общении, или когда он замолкает, покидая разговор. Другая модификация – когда киты ускоряют или замедляют темп фраз. Одно и то же изменение темпа происходит в нескольких фразах, идущих друг за другом, причём киты начинают замедлять или ускоряться друг за другом, даже если отвечающий произносит вообще другие фразы.

За этой группой китов наблюдают давно, и считалось, что они используют всего двадцать одну фразу из тех ста пятидесяти, о которых говорилось выше. Но если учесть новые данные, то получится, что в их распоряжении – то есть в распоряжении одного только кашалотового клана – есть около трёх сотен фраз. Если продолжать аналогию с языком, то лучше уподобить эти их звуковые элементы не слогам и словам, а пиктограммам: раньше думали, что их в восточно-карибском клане всего пара десятков, а оказалось, что три сотни. Но аналогии с языком всё же лучше использовать с осторожностью, потому что пока неизвестно, несут ли какую-то добавочную информацию те самые звуковые довески и изменения темпа. Ведь если кит замедляет свою фразу в ответ на чужое замедление, можно предположить, что он таким образом просто подтверждает социальную связь, и что той же цели служат добавочные финальные звуки. Тогда это похоже просто на похлопывание по спине: мы можем хлопать друг друга слева или справа, один раз или несколько, но смысл в любом случае остаётся тот же – мы рады друг друга видеть и нам приятно общаться.

При этом никто не спорит, что звуки или движения тела могут нести информацию. В конце концов, мы знаем про пчёл, которые в своеобразном танце показывают товарищам, куда лететь за нектаром. Остаётся дальше наблюдать за китами (хотя наблюдать за ними труднее, чем за пчёлами) в расчёте понять, значат ли что-то конкретное их фразы, и что именно значат. Вполне возможно, тут надо послушать кашалотов из других групп – в конце концов, имея на руках алгоритмы искусственного интеллекта, можно не бояться утонуть в избытке данных.